ОПРОС!

Отправить


Результаты опроса — Верите ли вы в Бога?
Служба безопасности Финляндии считает ультраправые силы источником террористической опасности
Фото: John Christian Fjellestad

Служба безопасности Финляндии считает ультраправые силы источником террористической опасности

«Международная онлайн-среда играет существенную роль в распространении ультраправой идеологии. Представители ультраправых групп активно выстраивают сети через наиболее популярные онлайн-платформы, распространяя пропаганду терроризма и подстрекая друг друга к насильственным действиям»
Из ежегодного доклада Службы безопасности Финляндии (SUPO).

22 марта Норвежский институт международных отношений (NUPI) при поддержке Консорциума Исследования Терроризма и Международной Преступности провел вебинар «Иностранные участники конфликта в Украине».

Граждане других стран как участники конфликта на востоке Украины. Представляют ли они угрозу безопасности в своих странах? 

Этот вопрос был одним из основных в обсуждении, которое вел профессор Торе Бьорго, один из руководителей Консорциума, участвовавший в проведении исследования по предотвращению преступлений, изданному ООН в 2020 году.

Вебинар был посвящен не столько самому факту присутствия иностранцев по обе стороны конфликта в Украине, сколько тому, что происходит с этими людьми после их возвращения в свои страны.

Каспер Рекавек, участник проекта «Противодействие экстремизму», изучает роль граждан других стран в конфликте в Украине с конца 2014 года. Хотя, по мнению Каспера Рекавека, большинство иностранцев, вовлеченных в конфликт, являются гражданами России, россияне представлены по обе стороны. Общее количество иностранцев, принявших участие в военном конфликте оценивается примерно в 17 тысяч человек. Количество иностранных граждан, воевавших на стороне Украины, оценивается от одной до двух тысяч. С учетом тех граждан РФ, которые поддержали украинскую сторону конфликта, количество иностранцев на ее стороне может быть больше.

Идеологию участников конфликта, по словам Рекавека, лучше всего характеризует определение «коктейль из ультраправых и левых взглядов». Если такие страны, как Испания или Италия, представлены людьми левых взглядов, то Франция, наоборот, представлена своими националистами. Причем и на неподконтрольной Украине территории. По словам Рекавека, первым иностранным подразделением на стороне самопровозглашенных республик стала «французская бригада». Каспер Рекавек объясняет: «Французские националисты настроены против США. А это автоматически ведет к тому, что они предпочитают поддерживать ту сторону, которая, по их мнению, противостоит экспансии США, то есть сепаратистов».

Фото: Karl-Ludwig Poggemann

Отвечая на вопрос о том, как представлены страны Скандинавии и конкретно Финляндия среди участников украинского конфликта, Каспер Рекавек, в частности, сказал: «С самого начала в конфликте на стороне Украины принимали участие несколько десятков граждан Швеции. Дания была, в основном, представлена чеченцами из числа лиц, получивших там убежище. Что касается Финляндии, то на стороне Донецка «самопровозглашенным воином информационной войны» несколько лет выступал гражданин Финляндии Янус Путконен». Однако, называя это имя, Каспер Рекавек также говорит о так называемых «привидениях», которых можно было встретить на стороне Украины: «Они никогда никуда не вступали. Они никогда не задерживались дольше разрешенного срока пребывания. Но они приезжали «пострелять»».

Ультраправые оказывались не только в подразделениях вооруженных сил Украины, но и на стороне сепаратистов. Норвежский «солдат Одина» Ян Петровский воевал на Донбассе против украинского «Айдара», а российский гражданин Дмитрий Федотов был в это время в составе «Айдара». Норвегия выслала бывшего россиянина Петровского домой в Санкт-Петербург после его возвращения в норвежский Тёнсберг, а Россия объявила в розыск своего гражданина Федотова. Причем, это произошло практически одновременно в 2016 году.

По словам норвежского исследователя вопросов терроризма Томаса Хеггхамера, который также участвовал в вебинаре в качестве спикера, «иностранных участников с обеих сторон объединяет то, что они — люди, ориентированные на оружие. То, что они находятся в зоне боевых действий, закаляет их. И хотя далеко не все они представят из себя угрозу в будущем, они активно участвуют в онлайн-сообществах, которые создаются украинскими ветеранами войны. Они знают друг друга, доверяют друг другу и часто переходят из одного конфликта в другой».

Оба эксперта, принявших участие в вебинаре в качестве спикеров, сходятся во мнении, что, хотя далеко не все иностранные участники конфликта в Украине, придерживающиеся ультраправых взглядов, решатся применять те же методы в своих странах, они, по словам Каспера Рекавека, «могут сыграть весомую роль в организации насилия политического характера: как против мигрантов, так и против представителей левых политических сил».

Томас Хеггхамер, в частности, сказал: «Вполне разумно считать часть зарубежных участников конфликта в Украине потенциально опасными. Во-первых, в силу эффекта самоизбрания: для того, чтобы присоединиться к конфликту в зоне военных действий далеко от дома, нужно быть идеологически мотивированным. В конфликт вступают не оппортунисты, а лица, заряженные на идею. Кроме того, это люди с военным складом ума. Во-вторых, еще один важный фактор — «эффект воздействия»: опыт нахождения в зоне боевых действий, общение с другими такими же самоизбранными радикалами воздействует на людей, делает их более жесткими, чем если бы они были, если бы не получили опыт боевых действий».

Вебинар норвежского института международных отношений совпал по времени с публикацией очередного годового отчета Службы безопасности Финляндии (СУПО), посвященного угрозам безопаности страны.

Директор СУПО Антти Пелтари подчеркивает в предисловии к докладу: «2020 год был богатым на события продолжением предыдущего десятилетия, которое вызвало во многом революционные изменения в отношении атмосферы безопасности страны. Помимо пандемии коронавируса все более очевидными становятся недостатки, которые несет с собой цифровизация. Финляндия не стала исключением в распространении экстремистского менталитета, который приобрел новые формы во всем мире. Демократия и открытая западная социальная модель, включая страны, которые считаются стабильными демократиями, сталкиваются с серьезными проблемами. Даже Финляндия должна сохранять бдительность в целях обеспечения того, чтобы такие события не произошли здесь». Антти Пелтари поясняет, что «последние события в США, России, Беларуси и таких регионах, как африканский Сахель (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад), стали иллюстрацией важности прогноза возможных сценариев развития событий и оценки их последствий с точки зрения безопасности».

В докладе за 2020 год индекс угрозы безопасности остается достаточно высоким: «два по шкале из четырех». И даже при том, что по сравнению с 2019 годом он не изменился, в докладе СУПО отмечается, что в стране возросла угроза праворадикального насилия: «До Финляндии добралась тревожная международная тенденция». Эта тенденция, заключается, по мнению СУПО, в том, что «ультраправая международная онлайн-среда является значительной платформой роста для радикализации как одиночек, так и небольших групп в Финляндии».

В докладе также подчеркивается, что «в то время, как количество ультраправых террористических атак уменьшилось во время пандемии коронавируса, увеличение использования Интернета и ультраправый онлайн-активизм стали плодотворной почвой для радикализации».

Важно, что согласно докладу СУПО, «международная онлайн-среда играет существенную роль в распространении ультраправой идеологии. Представители ультраправых групп активно выстраивают сети через наиболее популярные онлайн-платформы, распространяя пропаганду терроризма и подстрекая друг друга к насильственным действиям».