Австралийские песни на русские мотивы или о чем поёт Dustyesky

Австралийские песни на русские мотивы или о чем поёт Dustyesky

Финны знают, а некоторые из них даже любят петь советские песни. Лет десять назад, когда моя жизнь в Финляндии только начиналась, я попала на первомайские танцы. День был теплый. Пары танцевали на улице. В основном танцевали танго. В том числе под «Миллион алых роз» Раймонда Паулса. Хелена Катри прекрасно исполняла эту песню. «Белые розы» «Ласкового мая» неожиданно тоже нашли своего слушателя в Финляндии. Их исполняли Мика и Туркка Мали. Рейио Тайпале сделал финскими танго, созданные Оскаром Строком. К счастью для истории музыки, еврейский музыкант автор «Черных глаз» и других песен из репертуара Петра Лещенко оказался в 1940 году в Советском Союзе. 

Естественно, много раз доводилось слышать «Песню крокодила Гены» на финском. Порой и на настоящих днях рождениях, что говорит об искренности отношения финнов к ней.


Высоцкого в Финляндии прекрасно знают. Братья Мали не одну песню Владимира Семеновича исполнили на финском. Арто Ринтамяки пел «Утреннюю Гимнастику». А в Хельсинки уже несколько лет проходит международный «Высоцкий Фест».

«На позиции девушка провожала бойца» звучит в фильме Аки Каурисмяки «Огни городской окраины». Ее на русском поет японец Тошитаке Шинохара, сосед Аки по финскому городку Карккила. Каурсимяки создал парадоксальный дуэт «Ленинградских ковбоев» с ансамблем песни и пляски Красной Армии имени Александрова. Причем обе стороны этого проекта откровенно наслаждались «Балалайкой Шоу»: налицо гротеск, но сильно сдобренный любовью и уважением.

Именно своей искренностью и настоящими «русскими» интонациями тронул финские и русские сердца финский полицейский из Оулу Петрус Шродерус, когда спел песню «Я люблю тебя жизнь» Эдуарда Колмановского, пройдя по тихим улицам закрывшегося на коронавирусный карантин города.

В этом году австралийский хор «Dustyesky» едва не повторил аншлаг «Ленинградских Ковбоев» и хора имени Александрова с их совместным выступлением на Сенатской площади Хельсинки в июне 1993 года. 

Фото: Anna Swain

28 австралийцев из городка Малламбимби, что где-то в австралийском Новом Южном Уэльсе, уже несколько лет поют советские песни на русском языке. Русский язык они не знают. Да и музыка для них не профессия, а увлечение. Но каким-то удивительным образом участники хора «Dustyesky» так чувствуют русские песни, что сильный австралийский акцент делает «По долинам и по взгорьям» просто очаровательной мелодией. Австралийцы получили приглашение выступить на Красной Площади 9 мая этого года, но коронавирусная пандемия помешала осуществиться этому эпохальному событию. 

«Dustyesky», этот, как о нем пишут, «лучший фейковый, но абсолютно искренний русский хор», напомнил своем позитивным ерничеством «Ленинградских Ковбоев». Они, помнится, тоже называли себя «лучшей худшей рок-бандой современности».

Марк Свивель – один из создателей «Dustyesky» и его пропагандист, как официально называется его роль в жизни хора, с удовольствием рассказал об истории хора в Skype-интервью.

Есть две версии создания хора «Dustyesky» – официальная и реальная. Согласно официальной версии, 28 работяг живут в Австралии в городе Малламбимби, где работают на фабрике по производству пишущих машинок. Так как рядом с этой фабрикой есть еще завод по перегонке самогона, извините, по производству виски, то каждую неделю рабочие фабрики собираются вместе и поют советские песни. Естественно, под руководством «пропагандиста» Марка. 

В реальной жизни Марк Свивель – юрист. Когда мы беседовали с Марком о феномене «Dustyesky», он сидел за столом в своем офисе. На голове – почти пролетарская кепочка, уже знакомая по записям хора. На столе разложены документы. На стенах разные сертификаты и полка, уставленная папками-скоросшивателями. 

Марк Свивель – исключительный юрист: он, как и его хор, не вписывается в рамки представлений о том, каким должен быть юрист. Его фирма называется «Босоногое Право» и оказывает услуги горожанам в решении социальных проблем. А до этого Марк был управляющим банка «Беркли» в Сиднее и директором «Кредит Юнион». Еще он ведет свое радиошоу, участвует в шоу типа российского КВН и в прошлом году пытался стать депутатом парламента Австралии. 

Как случился «Dustyesky» в жизни Марка Свивеля? Правда, такой поворот вполне вписывается в жизнь человека, который способен отказаться от должности директора банка и стать комиком. 

Марк смеется, хитро подмигивая: «Во всем этом чувствуется рука Владислава Суркова. Его отпечатки повсюду». В своем не столь далеком прошлом банкира Марк оказался в Москве на свадьбе дочери «какого-то Саши из Газпрома» и его друга, который тогда работал на нефтяную компанию, принадлежащую правительству Азербайджана. Он снова хитро улыбается: «Ну, вы понимаете…» Какая-то феерическая свадьба в огромном храме, названия которого Марк не запомнил. Но зато он запомнил, как оказался на службе в совершенно другом храме, где хор пел так проникновенно и так непонятно, что Марк Свивель решил понять, о чем же поют эти русские. Название этого храма Марк запомнил: собор Василия Блаженного. 

Фото: Simon Fraser

Через несколько лет Марк встретится в Малламбимби с Гленом Райтом, владельцем студии «Red Square Music» и организатором местного фестиваля живой музыки. «Гленн – человек, который действительно глубоко и искренне любит Россию и ее культуру. Идея хора принадлежит ему. И сначала планировалось, что это проект одного фестиваля. Впервые мы выступили в 2014 году. И нам так понравилась реакция слушателей, что мы решили не останавливаться. Наш репертуар расширялся, а с ним росла и наша популярность». 

«Понимаете, мы поем эти песни, потому что они буквально заставляют себя петь, – говорит Марк. – Есть особая причина, по которой эти песни становятся известными в рамках других культур. А кроме того, в наше печальное своей политической турбулентностью время то, какой мы этими песнями рисуем Россию, несет облегчение и восторг нашим слушателям. Правда, и в наше творчество вмешивается политика». 

Недавно австралийский ТВ-канал АВС выпустил программу о хоре. Использование таких советских символов как серп и молот вызвало протест, который, как объясняет Марк, исходил «от определенного сегмента австралийцев украинского происхождения. Мы понимаем, что советские символы могут вызывать у них очень тяжелые эмоции, но мы скромный хор из Малламбимби, который не вмешивается в политику и не выносит судебных решений по такой сложной и страшной истории, какая была у России». 

Марк убежден, что музыка все равно в итоге объединяет: «На наших концертах всегда много русскоязычных австралийцев. Кто-то из них – потомки эмигрировавших «белых». Кто-то приехал в Австралию еще во времена Советского Союза, а кто-то после его распада. У каждого из них своя история и свое отношение к России и СССР. Кто-то ностальгирует, кто-то был критичен к советской власти и нынешнюю власть не очень принимает. Но уже во время первого выступления перед русскоязычной публикой в 2017 году мы получили от этих людей позитивный заряд огромной силы».  

«Продолжение следует», – уверяет Марк. Хор «Dustyesky» все еще хочет приехать с выступлением в Россию. В ту Россию, где ломаный русский австралийского хора так пришелся ко двору, что в знак признательности «суровые австралийские мужики» получили привет из Удмуртии. Местный хор исполнил для них неофициальный гимн Австралии «Вальсирующая Матильда».

Среди 28 хористов есть учителя, адвокаты, безработные, плотники. «Как и Иисус, – уточняет Марк. – Кто еще? Есть ландшафтные дизайнеры, финансисты, строители, адвокаты, бизнесмены, в основном, из ювелирного бизнеса. А еще среди хористов сапожники, бухгалтера, член сельхозкооператива»… Я слышу слово «сельхозкооператив» и меня просто подмывает спросить, есть ли отличия от колхозов. Но это – другая история…

«Смысл творчества «Dustyesky» – мотивировать людей петь свои песни, даже если для этого требуется случайный толчок, когда кто-то на другом конце земного шара начинает петь ваши песни, как это сделали мы», – объясняет Марк совершенно серьезно. Он уже не озорничает, имитируя «русский акцент» в английском языке. «Мы организовали хор не для славы. Мы это делаем, потому что открыли в русских очень теплых, веселых людей, которые с уважением относятся к другим». 

Каждый вторник 28 хористов «Dustyesky» собираются на вечернюю репетицию в одном из баров. «Да, про пивко не забываем. И о том, о сем «чисто по-мужски» поболтать тоже надо», – смеется Марк. 

Фото: Simon Fraser

И все-таки, почему именно «Dustyesky»? По мнению Марка, именно название хора стало гарантией успеха. Его придумал школьный учитель перед первым концертом. Им хотелось найти что-то «воистину» русское и глубокое. А что может быть загадочнее и глубже Федора Михайловича? 

Но не все так просто. Достоевский и веселье – это разрыв шаблона. А «Dustyesky» как раз и видит смысл своего существования в сломе привычных рамок. Поэтому «Dustyesky» – это два совершенно австралийских слова: dusty, потому что летом Австралия превращается в действительно нечто «пыльное» из-за песчаных бурь, и esky – специальный короб для охлаждения напитков в жару, самая необходимая вещь для пикника в Австралии.

Оксана Челышева, специально для газеты «Спектр»
Фото: Anna Swain, Simon Fraser.