ОПРОС!

Отправить


Спонсор опроса — компания Patalaiska cottages. Лучшие коттеджи в Финляндии по суперцене!
Элина Кахла. История одного гражданина Финляндии

Элина Кахла. История одного гражданина Финляндии

В апреле 2020 года в Финляндии вышло исследование Элины Кахла о жизни и смерти последнего настоятеля Трифонов-Печенгского монастыря игумена Паисия (Рябова).

Элина Кахла работает в Александровском институте (Aleksanteri-instituutti) университета Хельсинки.  Она – автор нескольких книг, посвященных взаимному влиянию и проникновению друг в друга культур Финляндии и России. Несколько лет Элина руководила Институтом Финляндии в Санкт-Петербурге. Элина Кахла – перевела на финский два романа Евгения Водолазкина.

Чем был вызван интерес Элины к истории Печенги и отца Паисия? По ее словам, инициатором исследования были монахи Трифонов-Печенгского монастыря, возродившегося в 1995 году.

Сейчас монастырь Печенги находится на территории Мурманской области. А с 1920 по 1944 годы поселок Печенга, стоящий на берегах реки с тем же именем, звался Петсамо. Это была территория Финляндии, согласно условиям Дерптского (Тартусского) договора между Советской Россией и Финляндией.

Элина Кахла

Элина говорит: «Отец Паисий и братия монастыря стали гражданами Финляндии. И настоятель оказался одной из первых жертв Зимней войны на Печенге. Кроме того, сейчас и в Финляндии, и в России мало кто знает об этом периоде истории. А в истории Финляндии он заслуживает особого внимания. Поэтому, получив предложение от двух разных лиц, русского и финна, я (хотя не без сомнений) приступила к работе над этой книгой».

Игумен Паисий был расстрелян 28 декабря 1940 года. Элина рассказывает: «Я получила возможность перелистать закрытые материалы по делу отца Паисия из архивов НКВД. Моими источниками служили копии этих материалов, которые были сделаны в короткий период эпохи гласности. С 1989 года архивы репрессированных были доступны, и, к счастью, дела отца Паисия и послушника Феодора (Абросимова) также были открыты для исследователей».

Я не скрываю своего удивления. Приоткрыть завесу над теми страницами истории, которые полны боли, и снова захлопнуть ее? Элина замечает: «Власти, может быть, решили, что период гласности не может быть бесконечным. Тогда, в 1989 году, родственники репрессированных получили приоритет в допуске к материалам дел. Время идет, люди уходят, власть меняется и решает: «Хватит… Все, кому было не лень, могли или успели посмотреть архивы».

Интерес к общей истории России и Финляндии у Элины вызван и ее собственной семейной историей. Она рассказывает: «Мой дед был карелом. Когда ему был лет десять, до революции, он осиротел и его отправили в Петербург на заработки. Он помогал в магазине своей тетки. Хорошо знал русский язык. Мой отец также считал важным знание языков, в том числе, своих соседей».

Элина говорит: «Мы в Финляндии считали, что сила малой нации – в образовании. Знание языков существенно расширяет наши возможности. Наши страны – Финляндия и Россия – имеют некую роковую связь. Мы долго (до 1809 г.) были частью Швеции, но со шведами не воевали, а с Россией пришлось».

Герой ее исследования – отец Паисий (Павел Варлаамович Рябов) – был реабилитирован в 1992 году. Все обвинения по той роковой для многих 58-1 статье в «оказании помощи международной буржуазии» с него были сняты.

Элина Кахла держала в руках материалы его дела: «В отличие от других дел по 58-й, где часто ничего не было, кроме самооговора, дело отца Паисия было толстым».

История 20го века сложна не только своими революциями и войнами, но и неоднозначностью ее героев. Отец Паисий – монах, живущий на белом пятне мира был приговорен к смерти из-за мнимых связей с врагами советской власти.

Элина Кахла сейчас реализует свой новый проект. Он связан с изучением интеллектуального наследия ГУЛАГа. Ее работа над переводом книг Евгения Водолазкина – часть этого процесса. Она перевела «Авиатора» и «Лавра» (в Финляндии он вышел под названием «Четыре жизни Арсения»). Обе книги вышли в издательстве «INTO».

Элина считает, что «в Финляндии рецензенты не поняли смысловое значение метафор «Лавра». Для Элины Кахла эта книга Водолазкина – не «фантазия» и не «пряничная картинка», а переосмысление наследия еще одной жертвы ГУЛАГа – Дмитрия Сергеевича Лихачева, учеником которого был писатель.

Для Элины Кахла «микроистория человеческой жизни имеет не меньшее значение, чем глобальная история».

«К сожалению, мы в Финляндии утрачиваем культуру чтения между строк, — говорит Элина. – Видимо, поэтому Водолазкин так сложен для восприятия. Современные СМИ приучают нас к тому, что тот или иной факт – либо абсолютно положителен, либо также абсолютно отрицателен. Среднего не дано. И, наверное, поэтому моя книга об отце Паисии пока не нашла широкого отклика внутри Финляндии. Знаете, слишком сложная история. Тут вам и белые, и красные финны, и православная церковь, и русские финны – граждане Финляндии, и малые народы Кольского полуострова. Слишком сложно, слишком много пластов и практически нет однозначности».

Элина Кахла говорит: «Я буду очень рада, если книга послужит взаимопониманию и добрососедству – для меня эти понятия все еще не потеряли актуальность».