Панос Баломенос на выставке в галерее Myymälä2. Фото: Оксана Челышева.

Взгляд на жизнь художника Паноса Баломеноса

Взгляд на жизнь художника Паноса Баломеноса

Панос Баломенос на выставке в галерее Myymälä2. Фото: Оксана Челышева.

В галерее Mymmälä2 состоялось открытие новой выставки. На этот раз все, кто интересуется современным искусством, могут познакомиться с работами финского художника Паноса Баломеноса. Выставка называется «Мы Верим в Оружие» («In Guns We Trust”).

Эти работы были созданы в июле 2022 года, когда Панос уехал к своим друзьям во Флориду. Для творчества Паноса характерно внимание к деталям. Все имеет смысл и свое значение. В том числе, размер. Большая часть работ на выставке — в формате почтовой открытки. Ведь что делает человек на отдыхе —  делится впечатлениями, в том числе, отправляя открытки. А на открытках — обязательно прекрасные виды, море, виллы, пальмы. И на «открытках» Паноса Баломеноса все это тоже есть. Все составляющие мифа о Флориде. Но, однако, художник дает нам увидеть не только это. Чуть больше. Например, выброшенные шины по обочинам трасс или оружие соседствующее с государственными и религиозными символами на банкнотах.

In guns we trust.

С Паносом мы знакомы очень давно. Инициатором встречи был он. Как-то я получила сообщение в личку от незнакомого мне человека по имени Панос. Он написал, что давно читает то, что я пишу. Он поделился своим ощущением, что мы живем в одной тональности.

Так и оказалось.

Искусство Паноса Баломеноса всегда заострено. Он не боится браться за самые злободневные темы. Лицемерие, будь оно связано с политикой или религией. Деньги, которые никогда «не пахнут» для тех, кому важна выгода. Богатство добытое, в том числе, ценой жизней людей. Противоречие между лозунгом — даже если он сверкает неоном — и реальной жизнью.

Но один из моих первых вопросов к Паносу был связан с его самоидентификацией. Кто он: финский или греческий художник?

Панос отвечает: «Я считаю себя греко-финским художником, который живет в Финляндии».

Культура Греции и Финляндии — как культура общения, так и общее мироощущение — очень отличаются. Это — благо или, скорее, препятствие для художника из Греции в Финляндии?

«Они были проблемами, — говорит Панос, — но они также и помогли вжиться в Финляндию. Здесь все — в человеческом масштабе. Это не означает, что масштаб всего в Финляндии для меня более упрощен, чем масштаб Греции. Просто жизнь здесь течет не так, другим путем, чем в Греции. Когда мне было около 20, я понял, что не хочу оставаться дома. Учиться уехал в Италию, потом переехал в Германию. Но, только приехав в Финляндию, я понял, что же я искал. Тот самый человеческий масштаб и иная, чем в Греции, социальная жизнь. Все стало гораздо проще, не упрощенно, а именно проще».

Работа Паноса Баломеноса.

Панос Баломенос особо выделяет прямоту в общении со своими финским коллегами и друзьями. «Так как я — выходец из очень сложного мира социальных отношений, то встреченная мною в Финляндии прямота стала моим личным раем. Мне позволили быть самим собой, а не притворяться кем-то иным. Это также помогло мне создать то, что с моей точки зрения было новым для меня миром».

Мне довелось увидеть Ваши картины в разных художественных галереях Хельсинки. Есть ли разница между проектами галерей Хельсинки, Афин и других европейских городов?

Панос говорит: «В иных местах вы можете встретить гораздо более рафинированные, утонченные галереи, чем тут, в Хельсинки. Но они, в основном, преследуют абсолютно коммерческие цели. При этом их весомые в мире искусства названия определяют контуры современного искусства. Многие из них связаны с именами конкретных художников. Однако, эти отношения всегда строятся на основе денег. И именно это для меня является проблемной точкой. Да, мне тоже нужны деньги. Как и всем нам. Нет денег, нет доступа к ним — ты не сделаешь все, что тебе бы хотелось. Но, однако, все эти успешные коммерческие проекты, которые так развиты за пределами стран Скандинавии и Финляндии, лишены главного — свободы».

Именно в том, что художники Финляндии обладают возможностью чувствовать себя свободными от диктата патронов коммерческих галерей, Панос Баломенос видит особую ценность созданного в Финляндии общества. «Здесь мы можем работать, получая финансирование от разных общественных или частных фондов, — рассказывает Панос. — В итоге, анализируя многие работы, действительно можно сказать, что они созданы в атмосфере большей свободы. В Финляндии у нас есть возможность представить работу зрителям не только как объект продажи, но и как произведение искусства в его чистом виде».

Работа Паноса Баломеноса.

Еще одной сильной чертой финских художественных галерей Панос Баломенос видит их интернациональный характер. «Для меня важно, что галереи Финляндии приглашают к сотрудничеству людей самых разных культур», — говорит художник. Что же до политических передряг и дрязг последних лет, для Паноса Баломеноса нет такого понятия как «запретная тема». Он говорит: «Нам нужно объединять самые сложные темы и тех художников, кто способен их поднять. Особенно из тех регионов, которые сейчас не особо приветствуются. Я уверен, у нас есть огромное количество причин, по которым мы должны представить их искусство в нашем обществе».

Работа Паноса Баломеноса.

Как сам Панос Баломенос определяет, что такое искусство. «Для меня существует много способов воспринимать искусство. Также есть много определений того, что является или не является искусством. Для меня в искусстве важно говорить о том, что тревожит, что болезненно. Также я считаю важным говорить о том, что еще не понято обществом, но что мы считаем важным или чему мы хотим придать значение. В конце 90-х и 2000-х среди художников было модно называть себя «дизайнерами». На моем пути было много коллег, которые не видели ничего дурного в том, что их так называли. Но для меня всегда было важно проводить четкую границу между дизайном и искусством. При этом, искусством не будет любая попытка высказаться. Желание высказаться еще не делает нас художниками. Мы живем при капитализме и мы вынуждены работать в атмосфере конкуренции, что значит, что мы должны уметь создавать образы со значением, которые бы при этом, скажем, хорошо смотрелись».

Самого Паноса Баломеноса волнуют такие темы как права человека и опасность быть непонятым в нашем мире. «Моя самая большая сфера тревоги — желание все упростить. Упрощение сложных социальных явлений, которое так характерно для нашей эпохи, никуда нас не ведет. Нам нужно признать, что жизнь вообще — очень сложный процесс. Я надеюсь, что еще не поздно объяснить нашим детям, что в жизни все сложно. Школе тоже стоит сосредоточиться на этом. В жизни всегда будет место несправедливости и нам всегда предстоит бороться с ней. Вместо отрицания и отталкивания всего, что нам кажется, сложным, нам нужно впитать это в себя».

Панос Баломенос считает, что в этот очень сложный исторический и геополитический период нам нужны все проявления того, что нас — очень разных людей — может объединить, а не разъединить. «Именно такой я вижу жизнь», — заявляет художник.

Семена из крокодила

В воскресенье 17 марта в музее архитектуры Финляндии довелось познакомиться

Здравствуй зимушка-зима

Снегопады и метели стали причиной транспортного коллапса. В Вантаа, Хельсинки, Лахти и Тампере скользкие дороги