Отправить

Результаты опроса —Собираете ли вы грибы?
You are currently viewing История о том, как всем миром помогли одной маленькой девочке и ее маме
Фото из домашнего архива Катерины Четвериковой

История о том, как всем миром помогли одной маленькой девочке и ее маме

Катерина и Ангелина

Катерине Четвериковой — 24 года. Ее родное село находится в той части Донецкой области, что осталось под контролем правительства Украины. Получив профессию повара, Катерина уехала на заработки в Польшу. Она — одна из полутора миллионов граждан Украины, которые, согласно последним данным, озвученным послом Украины в Польше, стали трудовыми мигрантами.


Дома у Тани — мама и еще трое младших братьев и сестер. А недавно у Катерины родилась дочка. Она хочет назвать ее Ангелиной. Ведь то, что они сейчас живы — чудо.

4 июля этого года Катерине стало плохо. Шла 38 неделя беременности. У нее и до этого болела голова, но девушке казалось, что проблемы — в жаре, беременности, в том, что она продолжала работать поваром.

А как не работать? Отец ребенка, узнав о ее беременности, исчез. Хозяевам пицерии, где она работала официально, не нужна была беременная сотрудница. Катерине объявили о сокращении под предлогом экономического кризиса, вызванного эпидемией ковида. Позже стало известно, что хозяева лукавили: пицерия продолжала работать. Катерина не сомневалась в том, что она сохранит ребенка. Польша не требовала от украинских трудовых мигрантов уезжать. Разрешение на пребывание в стране было продлено в связи с пандемией.

Катерина готовилась к появлению малышки: откладывала деньги, покупала вещи. Но 4 июля случилась беда. Головная боль становилась все более нестерпимой. Потом началась рвота и девушка потеряла сознание. К счастью, это произошло на глазах у людей. Катерину забрала «скорая».

Диагноз — аневризма головного мозга. Для спасения жизни Катерины врачи провели экстренную операцию на мозге. Они совершили еще одно чудо — спасли жизнь младенца. Девочка родилась здоровой и ее жизни ничего не угрожает.

Но Катерина несколько недель провела в реанимации варшавского госпиталя. Ей предстоит серьзное лечение, а затем — длительная реабилитация.

Проблемы и как их решать?

О судьбе Катерины мне рассказала Анна, моя подруга из Запорожья, города, в котором я родилась.

— Оксана, мне позвонили харьковские волонтеры, которые помогают детям. Они не знают, как привлечь внимание к беде. Говорят, в какие бы инстанции не звонили, все футболят.

Честно: первой реакцией было отчаяние. Были бы деньги, не раздумывая оплатила бы счет… Но откуда деньги?

Сказала Ане, чтобы харьковские волонтеры связались со мной. Надо было понять ситуацию и глубину проблемы. Мне позвонила Вера Собко. Она — из тех, кто все эти семь лет войны продолжает помогать самым нуждающимся. Я вспомнила, как в 2016 году по просьбе Веры говорила с одним финским музыкантом. Нужны были деньги, чтобы отправить семилетнего мальчика — подопечного Веры — на лечение в больницу в Германии. Мальчик был родом из донбасского города Енакиево. Деньги нашли. Ребенок прошел реабилитацию после тяжелейшего ранения. Был еще один ребенок — девочка из Харькова — которая проходила лечение в Брюсселе. Тогда понадобилось искать помощь добрых людей в столице ЕС, чтобы помочь родителям ребенка добраться до больницы.

Вера прислала документы: копия паспорта Катерины, ее фотография в больнице, фотография крошечной девочки в кювете родильного отделения, обращение матери Катерины, Татьяны Четвериковой, к посольству Украины об оказании ей помощи в решении тысячи и одной проблемы, вызванной тяжелым заболеванием дочери. Среди присланных документов также были копии официального письма Главного Санитарного инспектора Польши в посольство Украины от 27 июля. Пани Изабелла Кучарска просила оказать содействие матери Катерины добраться до Польши. В выписке из лечебной карты Катерины от 3 августа также указано, что больница обращалась в посольство Украины с просьбой начать рассмотрение транспортировки Катерины домой для прохождения там реабилитации.

Сейчас Татьяна Четверикова — в Варшаве. «Я ведь только до Харькова или Киева до этого ездила», говорит Татьяна.

Мир не без добрых людей…

Получив все подтверждаюшие документы, я позвонила Дануте Пшивара. Данута долгое время возглавляла Хельсинкский Фонд за Права Человека. Звонила ей, чтобы, в первую очередь, посоветоваться, можно ли вообще что-то сделать. Данута выслушала и через полчаса у меня уже были контакты сотрудников этой правозащитной организации, которым поручили изучить все документы и дать совет. Они приехали в больницу, встретились с мамой Катерины и теми украинцами, которые пытались помогать. Они поговорили с врачами. В тот же день Катерину перевели из реанимации в отделение неврологии и реабилитации.

Катерине придется провести в варшавской больнице еще несколько недель. Ее возвращение домой зависит, в первую очередь, от того, насколько стабильна она будет себя чувствовать. Сейчас у нее парализована левая сторона тела. Она не может говорить. Но главное, что она понимает, где она, что с ней произошло и что у нее родилась Ангелина. Катерина узнает своих родных и друзей. Операция, проведенная польскими врачами, была виртуозной: несмотря на тяжесть состояния, у Катерины сохранена память. Она может общаться с людьми знаками, пожимая руку или кивая головой.

Врачи варшавской больницы Мазовецкого-Бродновского сделали все, чтобы спасти две человеческие жизни. Они совершили это чудо, невзирая на то, что Катерина и ее крошечная дочка не защищены социальной системой Польши и у Катерины не было страховки.

Остается открытым вопрос оплаты счетов за лечение Катерины и заботу об Ангелине. Больница уже предоставила счет за операцию и лечение в реанимационном отделении. Это — примерно 13 тысяч евро (56 264, 65 злотых). Больница выставит еще два счета — за уход за Ангелиной и лечение Катерины после ее перевода в отделении неврологии и реабилитации.

Для семьи Катерины — это деньги, которых они никогда не видели и никогда не смогут заработать.

Польская гуманитарная онлайн-платформа siepomaga.pl объявила сбор денег на лечение и реабилитацию Катерины.

Еще одна проблема — регистрация маленькой Ангелины. На данный момент больница Мазовецкого-Бродновского обратилась в районный суд варшавского района Прага о решении вопроса предоставления опеки над Ангелиной ее бабушке Татьяне.

За представление интересов бабушки в суде взялась варшавский адвокат Татьяна Пасевич. По ее словам, необходимо сделать все, чтобы суд ускорил назначение даты заседания. Пока у Татьяны Четвериковой нет права представлять интересы ребенка, она не может ничего сделать для ее регистрации. Пока не будет документов, ребенок не может покинуть территорию Польши. Чем дольше девочка находится в больнице, тем больше будет счет, выставленный больницей. Замкнутый круг…

Замкнутый круг можно разорвать

Уже на мой первый пост в Фейсбуке о Катерине и Ангелине откликнулись люди. Татьяна получила деньги от моих друзей по Фейсбуку из Финляндии, Германии, Италии. Самым же трогательным была квитанция от незнакомой мне женщины из Запорожья о том, что она перевела на украинскую карту мамы Катерины 100 гривен. Харьковский волонтер Вера Собко говорит: «Собрать деньги среди тех, у кого их нет, можно. У людей — масса проблем, но они не стали равнодушными. Они делятся, хотя у них нет никакого достатка… Но сколько времени надо на то, чтобы собрать средства на реабилитацию, если человек может дать сто гривен». При этом, Вера говорит: «Областная больница берет Катю бесплатно, а врачи коммерческой клиники, которые займутся реабилитацией, согласны предоставить скидки».

За Катериной в Варшаву готов выехать реанимобиль из Львова. Эту помощь согласны предоставить еще одна христианская волонтерская организация. Сотрудники Хельсинского Фонда за Права Человека уже говорили с представителями погранслужбы Польши. Те уверили, что сделают все, чтобы реанимобиль с Катериной без задержек пересек границу. Конечно, если все документы будут в порядке.

Снова все упирается в документы. И это — правильно. Потому что речь идет о судьбе крошечного ребенка и ее мамы, чудом оставшейся в живых.

О Катерине Четвериковой — одной из полутора миллионов «заробитчан» из Украины в Польше — никто не знал до звонка моей подруги из Запорожья. Вот за что я лично ценю Фейсбук: один пост может изменить жизнь человека. Люди не боятся помогать человеку в беде. Не только деньгами. С момента первой публикации я также получила предложения о содействии в переговорах с властями Украины и Польши. Благодаря этим людям, о проблеме Катерины сейчас знают министр юстиции Польши Збигнев Зебро и министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

Я абсолютно согласна с теми, кто считает, что многотысячные счета за лечение Катерины в Польше должны быть оплачены не в результате общественного сбора средств. Те деньги, которые люди передали для Катерины, прочитав мой пост, или средства, сбор которых инициировала польская гуманитарная платформа, должны пойти на одну цель: Катерина должна встать на ноги, чтобы заботиться о своей Ангелине. И у нее есть все шансы для этого благодаря польским врачам. Власти Украины могут решить вопрос с оплатой труда польских медиков.