Отправить

Результаты опроса — Почему вы работаете?
You are currently viewing Мнение беженцев
Иллюстрационное фото. REUTERS/Yannis Behrakis (TUNISIA)

Мнение беженцев

Проблемы беженцев и отношение к беженцам касаются меня лично. Причина проста — я сама беженец. Точнее, лицо, наделенное статусом защиты в Финляндии. Это — одна из причин, за которую я глубоко благодарна этой стране и ее обществу, которые оказали мне помощь в очень сложной ситуации. (Фото: BRQ Network)

В 2008 году передо мной встала необходимость выбора. Тот приезд должен был продлиться всего лишь три дня. Но один звонок с предупреждением о неизбежных проблемах как только я вернулась бы в Нижний Новгород стал причиной решения задержаться.

Не стоит думать, что решение просить защиту в другой стране — что-то не слишком тяжелое. Это очень тяжело. Особенно для тех, кто как я, считает, что жизнь должна быть осмысленной. Много лет назад мои финские знакомые мне сказали: «Подумай: оставаясь с нами, ты можешь помочь другим. А если вернешься, нам придется помогать тебе».

Я осталась.

Я поговорила с несколькими людьми, которые были вынуждены покинуть свои родные страны.


Александр Мединский, в прошлом военный Вооруженных Сил Украины и журналист, получил убежище в Финляндии. Причиной стали угрозы в его адрес со стороны ультраправых, связанных, в том числе, с силовыми структурами Украины.

Отвечая на вопрос, о том, почему мигранты и беженцы часто сталкиваются с отрицательным отношением к себе, Александр ответил: «Наверное, это обусловлено условиями современной общественной системы. Капиталу выгодно обездоливать большое количество людей ради создания избыточной человеческой массы на рынке труда, обесценивая человеческий труд. К сожалению, обычные трудящиеся не склонны к рефлексии и видят проблему только в вынужденных переселенцах, путая следствие с корнем проблемы. Винить их за это трудно, так, как стремясь сократить издержки, капитал ухудшает жизнь не только иммигрантов (на их родине), но и жизнь трудящихся развитых стран».

«Петр» (имя не раскрывается, потому что человек еще не получил решения о предоставлении ему защиты в Финляндии» — в недавнем прошлом, как и Александр Мединский, украинский журналист. Он в Финляндии всего четвертый месяц. «Петр» говорит, отвечая на тот же вопрос: «На мой взгляд, проблема — разницы культур, но в разных странах это выражается по-разному. Я не встретил негативного отношения к себе в Финляндии, хотя нахожусь тут более 3-х месяцев. Наоборот, отношение было гораздо гуманнее, чем в моей родной стране».

Я попросила моих собеседников ответить еще на один вопрос: «Что стало последней каплей при принятии решения просить о предоставлении убежища?»

Александр Мединский ответил: «Проблема Украины в том, что очень большой части населения отказано в праве на альтернативное мнение, но и не это вся проблема. Тем, кто публично придерживается своих воззрений, отказывают сначала в свободе, а потом и в жизни. Хотелось бы изменить свою родину. Но возможности это сделать, оставаясь на свободе и в добром здравии на территории Украины, исчерпаны. К сожалению, очень много людей оказались за бортом украинского государства, людей выдавливают, не только преследуя по политическим мотивам, но и экономическими методами принуждения».

У «Петра» не менее сложные обстоятельства. Он говорит: «Последней каплей стало то, что мы обнаружили документально зафиксированный сговор между следователем и судьёй, который выносил решение по моему задержанию. Это основание и эти документы окончательно разрушили всяческую возможность справедливого решения по моему уголовному преследованию, разрушили надежду на справедливость и окончательно убедили в заказном уголовном преследовании против меня со стороны государственных правоохранительных органов, что является угрозой жизни и существования в моей стране».

Еще один из моих собеседников — в далеком Исламабаде, столице Пакистана. Это — афганский сотрудник миссии ООН на протяжении многих лет. Его имя также раскрыть пока нельзя. Назовем его «Азад». Он говорит: «Европа боится мигрантов. Но власти могут проверить биографии беженцев, связаться с теми европейцами, с которыми мы вместе работали, принять во внимание уровень образования и профессиональные умения. Люди, которые работали десятки лет вместе и для международного сообщества, жизни которых сейчас угрожает опасность, должны получить право убежища».

Отвечая на вопрос о первых днях за пределами страны, «Азад» говорит: «Я рад тому, нахожусь далеко от этих «шайтанов», захвативших страну. Но я очень боюсь за жену и детей». «Азад» не мог дольше ждать, когда в штаб-квартире организации, где он работал, примут решение о его эвакуации. Талибы уже опознали его. В августе он чудом избежал смерти, когда один из талибов просто отпустил его в обмен на обещание вернуться с деньгами. В сентябре соседи по дому в Кабуле, где раньше жил «Азад», предупредили его о том, что талибы уже побывали там, опрашивая его соседей, не видели ли они «Азада». Он понял, что дольше ждать не может. Ему удалось вылететь в Исламабад.

«У меня два сына. Я звонил им сегодня вечером. Рядом с домом слышалась стрельба. Шел бой. Дети напуганы», — рассказывает мне «Азад».

«Азад», как и многие другие в Афганистане, не ожидали, что все изменится так быстро. Он говорит: «Я вообще не думал, что с нами случится что-то подобное. Иначе я бы обеспокоился о визе, выехал бы из страны заранее. Ситуация страшна для всех, кто поддерживал Запад и оказывал сопротивление Талибану. Я очень переживаю о своем народе. Особенно детях, которые заслуживают лучшего будущего».

Что касается эвакуации и ее организации, «Азад» описывает все, что творилось в аэропорту как полный бардак. Он говорит: «Были эвакуированы тысячи тех, кому не грозила опасность, но те, кого должны были эвакуировать в первую очередь, были брошены. Даже несмотря на сложную ситуацию вокруг кабульского аэропорта, все могло быть гораздо лучше».

Что касается причин этого хаоса, «Азад» перечисляет: «Дело было не только в отсутствии безопасности. Все играло роль: очень жесткое поведение талибов, череда блокпостов, паника, охватившая людей, отсутствие нормальной процедуры идентификации, отсутствие механизма вызова в аэропорт тех, кто получил разрешение на эвакуацию, взятки на всех уровнях — от талибов до переводчиков и охраны аэропорта, непотизм предпринимателей и охранников».

По словам «Азада», «в этом бардаке богатые торговцы, фермеры и даже преступники получили возможность просочиться через процесс эвакуации в то время как сотни людей, которые были непосредственно связаны со СМИ, НПО, НАТО и международным войсковым контингентом в Афганистане, остались в стране, где им грозит смерть»