Внимание опрос!

Отправить
Почему надо рассказывать об Одессе в Финляндии, в частности, и в Европе в целом?

Почему надо рассказывать об Одессе в Финляндии, в частности, и в Европе в целом?

Шесть лет назад, 2 мая 2014 года, Одесса стала другой. В тот день в этой «жемчужине у моря», как пелось в не менее легендарной песне не менее легендарного одессита Модеста Табачникова, погибли люди. По официальным данным, 48. Они погибли на Греческой площади, что рядом с той самой Дерибассовской и Ришельевской. А потом люди гибли в Доме профсоюзов на Куликовом Поле. 

Кстати, к Мамаеву побоищу на другом Куликовом поле эта историческая площадь не имеет отношения. Просто земля принадлежала одесским помещикам Куликовским. Посреди площади — черный обелиск. Но он не связан с жертвами 2 мая. Просто в начале 19 века рядом была тюрьма, а на поле хоронили казненных, в том числе «народовольцев».

Шесть лет спустя трагедии Дома профсоюзов в Одессе президент Украины Владимир Зеленский сказал: «Тот черный день забрал почти полсотни человеческих жизней. Это тяжелый эпизод нашей новой истории, но мы обязательно должны его помнить, если хотим строить современную и сильную Украину. Потому что только сильная страна откровенно говорит не только о своих достижениях, но и о собственных трагедиях.

Сегодня в нашем обществе есть ряд болезненных вопросов, требующих честных ответов. «Кто виноват в трагедии 2 мая 2014?» — одно из них.

Убежден, что государство должно сделать все, чтобы обеспечить эффективное и беспристрастное расследование всех обстоятельств ужасного дня. Каждый из нас должен сделать все, чтобы подобное больше никогда не повторилось”.

Зеленский не вызвал своим заявлением шквал рукоплесканий. Были и те, кто немедленно обвинил его в предательстве интересов Украины. Видимо, потому что впервые об ответственности за преступления 2 мая речь зашла на уровне президента Украины. До этого все ограничивалось траурными констатациями отсутствия эффективного расследования со стороны Наблюдательной Миссии ООН по правам человека.

Я решила задать один вопрос очень разным людям, как в Украине, так и за ее пределами.

Почему надо рассказывать об Одессе в Финляндии, в частности, и в Европе в целом?

Те, кто ответил на этот вопрос, были как на стороне Майдана, так и против него в 2014 году. Среди них — свидетели: как обычные одесситы, так и журналисты, которые вели хронику тех событий, случайно попавшие на Куликово поле туристы из Европы. Кто-то разрешил опубликовать свое имя. Некоторые попросили дать инициалы или  использовать псевдоним.

Станислав, предприниматель, Украина

Это надо, чтобы показать,  что может произойти с добрым, хлебосольным народом.  Это надо, чтобы показать, что такие преступления и сегодня могут оставаться безнаказанными. Это надо, чтобы европейцы знали, что правительство Украины не расследует столь дикое преступление

Джулия, гражданка страны ЕС, в Одессе 2 мая 2014 года оказалась в отпуске. Была случайным свидетелем событий на Греческой площади и Куликовой площади. Вошла в Дом Профсоюзов, но ее убедил покинуть здание человек, в котором она позже опознала погибшего одесского поэта Вадима Негатурова.

Для Европы с её историей оставлять такое преступление безнаказанным и придавать забвению означает встать на путь более жестоких преступлений. Безнаказанность порождает вседозволенность. Украина не на другой планете, в Европе всё взаимосвязано. Над протестом на Куликовом поле реяли, как минимум, три украинских флага. И те, кто атаковал людей в здании были также обернуты в украинские же флаги.

(выслала фотографию, сделанную ею на Куликовом поле за несколько часов до трагедии)

Руслан Коцаба, украинский журналист, бывший политзаключенный за отказ от мобилизации. Участник Майдана, позднее занявший жесткую антивоенную позицию.

 Это нужно, чтобы люди в очередной раз осознали, НАСКОЛЬКО тонка пленочка общечеловеческой цивилизованности и гуманизма, потеряв которую внешне адекватные и будто бы образованные и воспитанные люди превращаются в жаждущее убийств стадо! Прах заживо сожженных в Одессе людей взывает ко всему человечеству: люди — не убивайте друг друга, ищите консенсус или хотя бы компромисс!

Евгения Бильченко, Киев, философ, преподаватель университета. Также участвовала в событиях 2014 года на стороне Майдана. Позже заняла жесткую антивоенную позицию.

Европа еще не вполне осознала разницу между аутентичной европейской демократией, унаследованной с античных времен, и политикой отдельных кругов истеблишмента ЕС. Если первая устами Руссо закрепляет свободу личности, чьи антиправовые действия контролируются правовым государством, то вторая, покупая государственные тренды через глобальный рынок, девальвирует и личностную свободу, и институт государства. В итоге — Европа на своих границах имеет колонии свободного рынка, где для его продвижения не брезгуют ничем, в том числе, неонацизмом.

Александр Кудинов, украинский правозащитник, в прошлом удерживался на территории Донецка, после освобождения занимался гуманитарной деятельностью, обеспечивая украинских пленных в Донецке медикаментами.

2 мая 2014 года такой же урок, как и захват заложников на мюнхенской олимпиаде 1972 года. Основными проблемами стали неспособность спецслужб к предотвращению трагедии и неспособность милиции эффективно противостоять подготовленной акции. Ну и как результат – неспособность следственных органов расследовать происшествие. Попытки здравомыслящих людей вернуть стороны в зону переговоров были блокированы и сторонами, и властью. В Украине идет «proxy war» — опосредованная война. Это не внутренний – это международный конфликт между странами, которые пытаются достичь своих собственных целей с помощью военных действий, происходящих на территории и с использованием ресурсов Украины.

Татьяна Х, Одесса, пенсионер,

В Украине идет гражданская война с русскоязычным Донбассом, не согласившимся с националистической революцией 2014 года. Власть, пришедшая в 2014 году, поставила себе на службу радикальных националистов, опирающаяся на уличный произвол.

Стремясь подавить даже иллюзию сепаратистских настроений на благополучном и стратегически важном юге Украины, власть пошла на преступление. Она организовала жуткую провокацию , в которой предложила украинским националистам проучить тех одесситов, которые на мирных демонстрациях требовали от власти в Киеве всего лишь соблюдать их конституционные права в сфере языка и образования на родном русском языке, на котором говорит более 70 % всего населения Украины.

Война идет 6 лет. В Евроре должны понять: даже очень небольшее количество неонацистов в обществе опасно. В Европе должны знать, что люди, которых никто не защитил в трагедии 2 мая — обычные люди, которые хотели обычных вещей, которые являются нормой для любого европейца. Они не были ни террористами, ни боевиками. Они не выступали за отделение своей области. Они всего лишь были встревожены трехмесячным хаосом и последствиями Майдана, лозунги которого вначале были так безобидны.

Андрей Мовчан, украинский политический беженец, живущий в Барселоне

Политики из руководства ЕС прекрасно знают о том, насколько решающей была роль украинских ультраправых боевиков в свержении предыдущего режима в 2014 году. Знали, что для удержания власти в той ситуации функции силовиков фактически были предоставлены верным власти парамилитарным группировкам ультраправых. Знали и закрывали на это глаза. Закрывали глаза на реальный террор, который вооруженные ультраправые развернули на улицах украинских городов. Ни одно государство Евросоюза не потребовало от украинской власти прекратить это. Такая политика попустительстве не могла не закончится трагедией. Таковы истоки трагедии в Одессе. Ультраправые футбольные фанаты были свезены 2 мая в Одессу с других городов при непосредственном участии первых должностных лиц страны (таких как Андрей Парубий), о чем с недавних пор уже открыто говорят в следственных органах Украины. И об этом тоже знают еврочиновники. В отличии от самих чиновников, избиратели до сих пор даже не догадываются, в каких темных делах замешаны представители власти Украины. Если бы завтра вся Европа узнала правду о трагедии 2 мая, был бы “Уотергейт”.

Павел Волков, бывший политзаключенный в Запорожье, на свободе благодаря общественной поддержке, оправдан. Журналист

2 мая в Одессе для Европы — не вопрос конкретных гражданских противостояний в конкретной стране. Это о том, что в любой стране во время кризиса финансовая олигархия с помощью ручных штурмовиков может развязать открытый террор ради сохранения своей власти и собственности. Дело не в том, кто прав – Майдан или Антимайдан. Это — зыбь на поверхности океана… В центре одного из самых знаменитых городов Европы произшло жуткое аутодафе… Власть обвинила в одесской трагедии активистов Антимайдана, т.е. пострадавших и товарищей пострадавших, годами держала их в тюрьмах, судила. Но даже нынешние суды были вынуждены их оправдать. Истинных же виновных наказывать никто не собирается, поскольку в Библии сказано: «Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы». Единственная возможность добиться справедливости в деле 2 мая – это международное давление. 

Андрей Манчук, украинский журналист, также находится в политическом изгнании.

Потому что события в Одессе говорят о том, что массовое убийство людей за их идейные взгляды возможно сейчас, в наши дни, 75 лет спустя победы над нацизмом. Государственная власть по-прежнему способна использовать ультраправых для расправы над оппонентами, делая их неприкосновенными для правосудия. А международное сообщество легко прощает украинским политикам эту бойню. И раз такое произошло в Украине, значит это может повториться в другой европейской стране.

Д.Ш. бывший заключенный в Одессе, освобожден в результате обмена. Работает сейчас журналистом

Я думаю что, чем больше людей знают про трагедию, тем вероятнее что под давлением общественности будет проведено расследование и виновные будут наказаны.

Марина Витухновская, Доцент Хельсинкского университета M. Vituhnovskaja-Kauppala

Трагедия 2 мая в Одессе — одно из наиболее трагических преступлений против личности за последние годы, и мы не имеем права закрывать на него глаза

К большому сожалению, мейнстримная финская медиа даёт слово только одной стороне внутриукраинского конфликта, тем самым искажая общую картину.

Ян Шенкман, журналист Новой Газеты, Москва

Потому что это не только украинская трагедия, но и общеевропейская. Если уж Украина — Европа.

Максим Войтенко, фотограф, Одесса. Его снимки событий 2 мая 2014 года можно найти в базе агентсва Гетти

Потому что человечество должно выучить урок, как люди быстро звереют. А украинский пример бездеятельности власти в предотвращении столкновений и расследовании трагедии должен стать антипримером для всего мира.

Александр Мединский, бывший военнослужащий ВСУ, украинский политический беженец в Финляндии

Потому, что звери есть везде. И не скатится в чудовищное безумие нам не даёт уголовный кодекс и наличие хороших людей. Хорошие люди должны знать и помнить, как обычные и добродушные бюргеры (например в Германии 30х 20-го века) стали кровожадными убийцами, поддавшись пропаганде.

Яна Х, эстонка, живет в Финляндии.

Да, нам нужно рассказывать о том, что происходит в Одессе, потому что в наших «well-developed” странах люди просто не верят, что такое возможно. Нам просто говорят, что украинская власть все делает правильно. А что, если они не делают ничего правильного? Как мы можем судить об этом, если мы не знаем Украину, не знаем ее историю. Пока я вижу, что в истории с Украиной нет одного правого и одного виноватого. Все виноваты: и в Украине, и за ее пределами. Вопрос в том, кто в какой степени. 

Оксана Челышева

Фото: Максим Войтенко