Автомобиль скорой помощи с польской стороны границы.

Польские леса могут стать местом массового захоронения мигрантов

Польские леса могут стать местом массового захоронения мигрантов

Автомобиль скорой помощи с польской стороны границы.

Новый виток «кризиса с мигрантами» на границе с Польшей длится почти месяц. Все это время Минск и Варшава обвиняют друг друга в использовании людей в своих политических целях. (Фотоматериалы предоставлены польскими правозащитниками).

16 сентября Лукашенко личным указом изменил визовый режим в отношении ряда стран. Он отменил безвиз для граждан США, Бразилии и Гондураса и ввел возможность безвизового посещения Беларуси для граждан Ирана, Пакистана, Египта, ЮАР и Иордании. Этим воспользовались контрабандисты через «туристические агентства», организовавшие поток людей к границам ЕС через Беларусь. В Беларуси людей направляли к границе. 

При этом, пограничники Беларуси не разрешали тем, кто постепенно стал понимать, в какую ловушку они попали, покидать пограничную зону. В Беларуси они стали нарушителями визового режима: ведь они прибыли в страну как туристы, что не соответствовало реальным целям. А согласно белорусскому законодательству, туристу запрещено покидать безвизовую зону. 

На 23 ноября, согласно официальным данным белорусской стороны, 118 мигрантов покинули Беларусь в индивидуальном порядке. 25 ноября должен был состояться вывозной рейс, организованный МИДом Ирака и оплаченный Международной организацией по миграции. Но он был отменен по просьбе Ирака. И снова стороны стали винить друг друга. Якобы, он был отменен по вине ЕС. ЕС же, в свою очередь опровергает эти обвинения. По информации РИА Новости, на 25 ноября около 1000 человек выразили готовность покинуть Беларусь такими возвратными рейсами.

Польская же сторона сосредоточила все усилия только на том, чтобы не пустить людей, скопившихся у границы, в надежде попасть в Германию. Не пустить любой ценой, в том числе ценой жизни. На этом фоне Лукашенко сменил тактику и, наоборот, максимально открыл журналистам доступ к мигрантам. 

Обоюдная ответственность

Human Rights Watch в своем докладе «Сдохни здесь или иди в Польшу» приходит к выводу о том, что Минск и Варшава делят ответственность за ситуацию на границе.

Польские правозащитники из 14 организаций, в том числе Хельсинкского фонда прав человека, создали сетевую структуру «Граница». Они пытаются оказать помощь всем мигрантам, попадающим в поле их зрения. В своем заявлении Фонд подчеркивает, что они осуждают попытки давление и угрозы в адрес тех, кто пытается помочь людям. По мнению правозащитников, «гуманитарная помощь в условиях гуманитарного кризиса должна стать моральным приоритетом».  

Эта работа проводится, несмотря на противодействие со стороны не только силовых структур Польши, но так-называемых «вигилантов», членов ультра-правых группировок.

19 ноября Комиссар по правам человека Совета Европы Дуня Миньятович сделала заявление, в котором призвала Польшу открыть доступ к пограничному району журналистам и представителям НПО. По словам представителей польской сети «Граница», которые сопровождали госпожу Миньятович, Комиссара по правам человека Совета Европы также не пропустили для инспекции приграничного района. 

Кася Сташева, представитель группы «Граница» сказала «Финской Газете»: «Зона была закрыта с 2 сентября  по начало декабря. Польские власти могут окончательно сделать эту зону закрытой. Это означает, что нам не удастся проверить ни точное количество людей, которые пока еще живы и которым нужна помощь, ни количество погибших». 

Официальные источники утверждают, что погибших — чуть больше двух десятков. «Информация о количестве тех, кто погиб уже на польской территории, не может быть полной», — говорят польские правозащитники.  Марта Грошинска, сотрудник Хельсинкского фонда прав человека. сказала: «Любые цифры очень трудно подтвердить. Просто потому, что мы не можем войти в лес. А ночью температура здесь опускалась до минусовых значений уже месяц назад. Если они утвердят закон, который продлевает режим «особого положения» на неопределенный срок, эти леса могут так и остаться местом захоронения неизвестного числа людей. Точно также нельзя сказать точно о каком количестве мигрантов идет речь. И на польской, и на белорусской стороне пропаганда в этих вопросах стала нормой. Никаким цифрам нет доверия. Это может быть пять тысяч людей, а может быть и десять тысяч». 

Кася Сташева, еще одна представительница группы «Граница», говорит: «В зоне бедствия с польской стороны нет ни одной официальной гуманитарной организации. Только одна польская гуманитарная организация — Польский Центр Международной Помощи — может работать с мигрантами за пределами закрытой зоны». 

«Поэтому попытки помощи сводятся к усилиям отдельных людей добраться до жертв и доставить им еду, теплую одежду и спальные мешки. Но со стороны государства усиливается давление на них. Ситуация очень сильно отличается от других кризисов, где человек может сразу увидеть масштаб проблемы. В первую очередь, потому что польские власти не рады никаким лишним свидетелям», говорит Кася.  

Новостные сюжеты не дают четкого представления о ситуации. Температура воздуха в районе гуманитарной катастрофы по ночам снижается до отрицательных показателей.

Кася Сташевa также считает, что несмотря на то, что ситуация на границе изначально срежиссирована властями Беларуси, которые «воспользовались стремлением людей жить лучше и в безопасности», Польша несет свою долю ответственности: «Количество людей, оказавшихся в Польше не было катастрофическим. Их можно было пропустить через процедуру идентификации, что является, в том числе, условием безопасности. Людям можно было бы предоставить медицинскую помощь и избежать жертв». 

Кася Сташева также подчеркнула, что их доступ к тем мигрантам, кто был задержан польскими пограничниками или попали в больницы, крайне ограничен. Они могут связаться только с теми из госпитализированных, кто напишет заявление о том, чтобы они представляли их интересы. «Количество  людей в больницах и центрах задержания может достигать сотен», — утверждает правозащитница. 

Кася Сташева считает, что «Европейский Союз делает серьезную ошибку, поддерживая нарратив Польши о том, что всему виной — Беларусь и только Беларусь. Это обеспечило свободу действий польским властям. Применение насилия польскими пограничниками имеет массовый характер». Что касается действий ультра-правых вигилантов в зоне кризиса, то, по словам Каси, польская полиция все-таки задержала нескольких лиц из числа подозреваемых в нападениях на машины медиков. 

Дарья Кривонос, исследователь университета Хельсинки, 24 ноября опубликовала материал «гибридные» права человека?  Как дискурс о «гибридных угрозах» маскирует насилие на границах ЕС за пределами Беларуси». Финский исследователь приходит к выводу о том, что «это еще одна попытка легимитизации отсрочки действия международных норм прав человека под прикрытием защиты ЕС от «угрозы» миграции людей и предоставления им убежища. По мнению исследовательницы, «использование термина «гибридные военные действия» не только подменяет понятие «военных действий». Это также создает ощущение, что и права человека могут стать «гибридными», что позволит отказаться от них на основании «особых гибридных обстоятельствах». 

Ян Эгеланн, генеральный секретарь Норвежского Совета по Беженцам, в своем заявлении от 11 ноября, подчеркнул: «Меня шокирует неспособность Европы должным образом справиться с таким небольшим количеством мигрантов. Особенно потому, что я только вылетел из Ирана, который принимает до 5000 афганцев в день. Несколько тысяч человек на границе Европы с Польшей, многие из которых бежали от самых ужасных кризисов в мире, — это капля в море по сравнению с количеством людей, перемещенных в страны, которые намного беднее».

Международный Красный Крест также призывает все стороны этой трагедии «прекратить использование живых людей в качестве политического рычага».

Поделиться

Подари подписку на «Финскую газету» !

Вторник, 27 сентября 2022 г.
небольшая облачность
8.4°

Влажность: 83%
Ветер: 0.86 м/с