Отправить

Прошли ли вы вакцинацию от covid-19?
You are currently viewing Приют на линии разграничения
Питомцы Жени Михайловой.

Приют на линии разграничения

Женя Михайлова живет недалеко от поселка Еленовка. Это — неподконтрольная часть Донецкой области. Мы познакомились с Женей в сетях, как это сейчаc водится. Но несколько лет назад она смогла приехать ко мне в Хельсинки в гости.

Женя — внешне очень спокойный человек. Поэтому, прочитав ее субботний пост о том, что в пятом часу утра она проснулась от звуков разрывов чего-то тяжелого неподалеку от ее фермы, мне стало страшно.


В тот день Женя написала: «Утро начинается не с кофе — такую мысль я увидела в рекламе магазина по продаже унитазов. Что ж, идея тоже верная! У меня уже третье утро начинается не с кофе, а с обстрелов. Падает что-то тяжёлое где-то не очень далеко. Я вообще сначала подумала, что коты шкаф уронили. Это если говорить о силе и тембре звука. При этом никаких сообщений о том, что это было и куда прилетело. Вот просто звук, от которого просыпаешься в 4-30. Встаёшь и думаешь, мол, ладно, все равно работы дофига, до рассвета успею пакет статей написать. И идёшь заваривать кофе. Мы вот с котёнком Кешей пьем. Кстати, Кеша ищет дом. Он — воспитанный трёхмесячный мальчик, знает лоток и когтеточку, спит на кресле, шкафы не роняет”.

Страшно за Женю, за ее семью. И за всех животных, которых спасает семья Жени Михайловой все эти годы.

У Жени — приют для кошек. А еще у Жени, математика по первому образованию и ветеринара по второму, есть своя ферма. На ферме — коровы, которые дают молоко. Женя делает творог и сыры. Коровы — это доход.

У Жени есть еще одна работа: она пишет статьи для какого-то справочного ресурса. Естественно, удаленно. Благо, что ее образования хватает и на животных, и на людей. Женя, улыбаясь, говорит: «У нас в школе была прекрасная учительница русккого языка и литературы. Она научила писать».

Но средств, вырученных от статей и продажи молока с сыром, недостаточно, чтобы содержать приют, в котором сейчас более 150 кошек и несколько собак. Недавно еще одна измученная хаски прибилась. У Жени в приюте остаются самые бесперспективные: искалеченные, больные и старые.

А таких как трехмесячный котик Кеша, в компании которого Женя варила кофе тем утром, когда окрестности ее фермы были под обстрелом, Женя старается пристроить.

Эта такая обычная для Донбасса история не дает мне покоя уже третьи сутки. Женя во время своего короткого визита в Хельсинки, рассказывала мне о том, каким ужасом для нее был 2014 год. «Вышла на порог дома, а по полю к дому едут танки…». Тогда она забрала дочь и уехала на несколько месяцев в Санкт-Петербург. А дома остался муж, потому что «кто-то должен был ухаживать за конем Рыжим, хотя по паспорту он Эталон, и коровами».

Кроме тех животных, кто остался в приюте Жени Михайловой, есть еще сотни стерилизованных ею кошек и котов, которые были возвращены в места обитания.

Но сейчас приближается зима и Женя собирает с улиц новый урожай котят — таких как Кеша, у которых нет никаких шансов выжить в холода. Из недавних поступлений — черный безымянный котенок с воспаленными глазами. Женя пишет: «Выложила пост с черным котёнком, у которого большой риск остаться слепым. Мы в приюте боремся за его зрение. Вчера удалось найти препарат, который работает: глаз появился, отёчность ушла и воспаление снизилось. Это пятый препарат по счету, предыдущие четыре не справлялись.Но вчера и сегодня в личку пришли вопросы-намеки, мол, не гуманнее ли усыпить такого калеку… Сложный момент: ведь если животное мучается от жизни, то, действительно, гуманнее его отпустить. Наверное, так оно и есть, но с важной оговоркой — когда лекарства не улучшают состояние…. Но черный котенок активен, ел и играл. Даже с замурованными под воспалением глазами. А сейчас он видит!!”

Из последних историй: кот Бруно, которого сначала приняли за кошку и назвали Бруней. Его забрали вместе с котятами, которых он грел и которые были похожи на него как горошины из одного стручка. Но, оказалось, что за котятами ухаживал папа, а не мама.

Или уникальный, как описывает его Женя кот Тимоша: «Живёт в нашем домашнем приюте, но не со всеми кошками, а в доме с нами. В туалет идёт на улицу, сходит и домой. Со стола ничего не утянул за годы, что он у нас. Никуда не лезет, ничего не разбивает. Всегда согреет заболевшего кота или котенка. Не создаёт вообще никаких неудобств. Человек, а не кот. Только кофе варить ещё не умеет. Был завезен и выброшен на трассе вдали от жилья. Ходил и озирался, не мог понять, где он. К припарковавшемуся на обочине мужу пошел с радостью, как будто всю жизнь его знал… Поджарила я сегодня курицу в гриле и оставила остывать в холодных сенях. Пришел с прогулки Тимоша, но в дом не пошел, а остался в сенях. Вдруг слышу, бум-прыжок со стола и ням-ням-ням раздается. Вылетаю в сени (мысленно попрощавшись с обедом). Смотрю, курица на месте. А Тимоша, оставив отпечатки лап на столе вокруг блюда с мясом, на полу доедает мышу. Позарилась она на курицу и была нейтрализована”.

Я очень рада, что судьба Жени и ее приют для животных, который находится в непосредственной близости от контактной линии конфликта на Донбассе, находят отклик у людей в разных странах мира. Без этой поддержки и этого внимания у них было бы еще меньше надежды, чем сейчас. Связаться с Евгенией Михайловой можно через ее страницу на Фейсбуке.