Отправить

Прошли ли вы вакцинацию от covid-19?
You are currently viewing Туомас Волгрен: мы живем в тревожные времена

Туомас Волгрен: мы живем в тревожные времена

Томас Волгрен — профессор философии университета Хельсинки. Но не только. Он — политик, член социал-демократической партии Финляндии. И все равно это представление не достаточно полно передает спектр деятельности профессора, автора исследований в области трансформативной постмарксистской  политики. Он до сих пор не чурается причислять себя к активистам. Думаю, что мы еще поговорим  профессором Волгреном о том, как он покупал акции Нокии, чтобы иметь возможность влиять на принятые компанией решения. (Фото: Комитет защиты мира).

Но сейчас мы говорим с профессором Волгреном о тенденциях развития современной Финляндии и ЕС на следующее десятилетие.
Профессор Волгрен считает, что ранее “мнения многих аналитиков совпадали в своей пессимистичности.” Они предсказывали рост правого популизма. Говорили о том, что “падение привлекательности левых партий станет устойчивой тенденцией”. 


Профессор Волгрен также считает, что произойдет стабилизация режимов, которые основаны на коалиции групп, идентифицируемых как «популистские правые». Сам же профессор видит в них “ксенофобских правых или, более того, «фашиствующих правых”. В союз с ними вступают поклонники рыночной экономики, к которым профессор относит либералов фундаменталистского типа. Он говорит: “До сих пор — это все еще одна из существующих тенденций. Это то, то начал Берлускони в Италии 90-х. Коалиция этих двух хищников питается силами трудового класса. Они подавляют основные трудовые права, права иммигрантов. Эта тенденция присуща всей Европе, в том числе, странам Скандинавии. Особенно на протяжении последних 10 лет”.

По мнению профессора Волгрена, “Результаты выборов в Германии, а также результаты последних выборов в Европарламент указывают, то все-таки для такой коалиции меньше места, чем это было 5 лет назад”. Он говорит: “Хотя модель Берлускони остается приемлемой для европейских политиков, вдруг все изменилось и она стала утрачивать свою привлекательность”.

Пример этого, по мнению Томаса Волгрена,  — существующая коалиция в Финляндии между зелеными и центритами. Томас Волгрен убежден: “У меня есть основания утверждать, что у нас — лучшее правительство в мире,  с “зелеными”, социал-демократами и молодыми женщинами на ключевых постах.  Это действительно важно, что у нас такое молодое правительство. Это весьма необычно даже для современного мира. Это задает тон будущему”. 

Но все ли так благополучно в нашем мире? Профессор Волгрен не уверен в этом: “Волнует смысл, содержание. Оно гораздо более тревожно. Что может дать это самое лучшее правительство в мире людям?” 

Три позитивных момента 

Томас Волгрен считает, что “Среди хорошего — финская политика в области развития: то как Финляндия на глобальном уровне выбирает лучшие варианты инвестиций с точки зрения  социальной справедливости и экологии. Это, в том числе, результат серьезных усилий со стороны многих финнов, которые, также как и я, добиваются этого через массу небольших ежедневных шагов. Это возможно благодаря усилиям огромного количества активистов, которые формируют повестку дня. Это касается таких вопросов как приход к власти и ее использование в лучших целях”. 

К позитивным результатам работы “самого лучшего правительства в мире”, профессор Волгрен относит “успех с остановкой рыночной реформы северной социальной модели, которую планировало прежнее правительство” Он говорит: “То, как проводится социальная политика сейчас означает, что перевод социальной сферы на рельсы рынка не реализуется и это стало огромным историческим достижением”. 

Третий позитивный пункт — то, чем славится Финляндия: обязательное среднее бесплатное образование. 

Отвечая на вопрос, считает ли он данный состав правительства особенно важным в наше ковидное время, когда в ряде стран мы наблюдаем тенденцию игнорировать права человека, как социальные, так и политические, под предлогом борьбы с ковидом, профессор Волгрен сказал: “Ковидное врем действительно отвлекает внимание от  многих вопросов в дополнение к экономическим и социальным проблемам. И плюс политические проблемы, связанные с попытками определенных групп застолбить свое влияние. Ковидный вызов доминирует в политической  повестке дня. И сейчас очень важно сохранить способность действовать в рамках социальной справедливости, даже в борьбе с такой напастью как ковид”. 

А затем профессор Волгрен сформулировал 5 критических пунктов. В том числе, для того, чтобы “не выглядеть наивным оптимистом”. 

Ковид и доступность вакцин

Он говорит: “Первое — кризис, вызванный ковидом. Финляндию хвалили за то, что она, как и Китай, в первую очередь, сделала все, чтобы защитить своих собственных людей. Но вот чего не хватает — так это глобальной солидарности. Даже сегодня я лоббировал финское правительство, чтобы они разрешили исключения для правил ВТО в отношении прав на нематериальную собственность с целью обеспечения доступа к вакцинам для глобального юга — самой бедной части мира. Но вместе с Германией и Францией Финляндия настойчиво противодействует тому, чтобы вакцины были доступны бедным в других частях мира. Этот факт — скандал уже само по себе”. 

Отвечая на вопрос, чем можно объяснить эти тенденции, профессор Волгрен сказал: “В качестве объяснения говорят о том, то у Финляндии — традиция защиты права собственности: еще со времен НОКИА… Финская индустрия была заинтересована в том, чтобы сохранить право на патенты среди того спектра, который относится к нематериальным правам.  (К ним относятся: имя, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом) 

Профессор Волгрен продолжает: “Финляндия объясняет все необходимостью защиты права собственности на инновации. Это действительно давняя традиция в Финляндии. Но сейчас это стало одним из средств борьбы богатых против бедных. Это — один из основных механизмов эксплуатации в мире сегодня. И даже в ситуации с ковидом приоритет ставится на защиту права собственности, что содействует вирусу и его распространению в Азии и Африке. Большая часть стран глобального юга нуждается в помощи: даже США помогают сейчас Южной Африке и Намибии. А Финляндия поддерживает позицию Германии о сохранении патентного права на вакцины. Этот скандал иллюстрирует баланс сил. Возможно, наши замечательные министры и рады были бы отменить патенты на вакцины, но им это не позволяет сделать баланс сил”. 

Проблема беженцев

Следующий тревожный аспект современной политики, по мнению Томаса Волгрена, политика в отношении иммиграции. Он говорит: “Посмотрите на белорусскую границу: что там делает ЕС… Посмотрите на турецкую границу, на болгарскую границу, средиземноморскую в контексте того, что FRONTEX делает в Средиземном море. Все происходящее там абсолютно противоречит нормам международного права. И, к сожалению, Финляндия с нашими самыми лучшими министрами — часть этого. Это трагично”. 

Томас Волгрен не скрывает своей личной тревоги : “Не могу сказать, что из этих двух отрицательных моментов хуже. Для меня лично это —  иммиграционная политика”. 

Гонка вооружений

Еще один повод для беспокойства, гонка вооружений и милитаризация. Профессор Волгрен говорит: “Сейчас происходит нечто экстремальное.  Я имею в виду решение парламента и правительства без какой-то общественной дискуссии о покупке боевых самолетов. Это невероятно с нашим-то самым лучшим правительством в мире покупать самолеты, которые могут применяться в условиях агрессивной войны. И никакой политической дискуссии. Это за пределами моего понимания”. 

Проблемы в сфере культуры

Четвертый повод для тревоги профессора Волгрена также связан с реалиями ковидной эпохи:  “Ковид очень отрицательно повлиял на сферу услуг и развлечений. Однако, бары, рестораны и кафе, несмотря на то, что они понесли убытки, пострадали не так глубоко как это случилось со сферой культуры. Ковид сильно ее нарушил. Но с театрами и музыкальными залами обошлись очень сурово. Странно, что это правительство не только сократило финансирование науки и исследовательских програм, но произошло сокращение очень важных исследований, которые были сочтены не приоритетными. Также пострадали университеты”. 

Климатические изменения

И последний пункт в тревожном наборе профессора Волгрена — климатический кризис. Он говорит: “Власти пока не очень реагируют на требования активистов в Германии и Финляндии в связи с компанией Fortum, основным владельцем которой является финское правительство. Но мы, народ Финляндии, будучи налогоплательщиками, имеет право контролировать положение дел и практики компании. Данная ситуация связана с немецкой компанией Uniper, 75% акций которой с марта этого года принадлежат финской государственной компании. Имея на руках такое огромное количество акций, наша сторона может требовать выполнения своих условий. В том числе, уменьшить углеродный след. В то время как Juniper является компанией, производящей грязную угольную энергию. Что бы не делалось в финской энергетической политикe, усилия Финляндии сводятся к минимуму из-за того, делает или не делает что-либо Финляндия  в отношении Uniper.  А Финляндия ничего не сделала, чтобы Uniper перестал жечь уголь. Более того, в мае или июне этого года Juniper открыла в Германии еще одну угольную электростанцию. Это шло вразрез с требованиями немецких и финских активистов. В отношении Uniper Нидерланды ведут себя иначе. Там тоже была станция, принадлежащая Uniper. Но в прошлом году парламент Нидерландов принял закон, согласно которому к 2030 году использование угля в энергетике страны будет полностью запрещено. Это вызвало серьезные жалобы со стороны Uniper. В апреле 2021 года компания подала иск против правительства Нидерландов. То есть, мы видим, что в политике, связанной с климатическими изменениями, мы не стараемся ловить большую рыбу”. 

Профессор Волгрен подытоживает: Все эти пять пунктов, каждый из них, абсолютно серьезный скандал. Разве что проблемы сферы культуры можно отнести к внутренним проблемам. Если бы у нас было предыдущее правительство, которое все критиковали, критики было бы сейчас очень много. Но в ситуации, когда у нас самое хорошее правительство, критики этих вопиющих моментов практически не слышно. Это свидетельствует о том, что даже в такой стране как Финляндия победа на выборах самых замечательных людей не гарантирует принятия ими идеальных решений. И многое зависит от возможностей граждан — обычных женщин и мужчин — видеть в себе граждан, которые понимают мир, его устройство и возможности менять его к лучшему…”