Отправить

Результаты опроса —Собираете ли вы грибы?
You are currently viewing Наша взяла: рабочие получили зарплаты

Наша взяла: рабочие получили зарплаты

11 июня рабочие Металлургического комбината в Алчевске получили зарплату за январь и февраль этого года. Остальную часть долгов, согласно полученной информации, обещают выплачивать равными частями до сентября, а тем, кто ушел с комбината — до конца года. На комбинат пришел новый инвестор.

Им стал Евгений Юрченко. На комбинате идет аудит, как технический, так и бухгалтерский. Однако, о его результатах ничего не известно. Александр, один из бастовавших рабочих, говорит: «Он проводился для нового инвестора. Прозрачности в организации производства как не было, так и нет».


Кто такой Евгений Юрченко?

О нем известно, что в течение двух лет он был гендиректором «Связьинвеста» — одной из крупнейших телекоммуникационных групп в мире. С 2016 года он является членом совета директоров «Объединенной авиастроительной корпорации». В 2018 году он занимал пост заместителя губернатора Воронежской области.

Возглавлял Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА) в течение нескольких месяцев, но покинул этот пост в июле 2020 года.

Российский «Коммерсант» писал, что решение об отставке Юрченко принял в связи с тем, что не сумел завоевать доверие спортсменов российской легкоатлетической команды, которые из-за допинговых скандалов могли лишиться участия в олимпиаде. И хотя Юрченко стал руководителем ВФЛА по соглашению с World Athletics как человек, который был непричастен к использованию допинга, он так и не смог урегулировать конфликт.

Вопрос доверия с Алчевским меткомбинатом для Евгения Юрченко сейчас тоже краеугольный. В Вайбер-группе «ВТС 12 и другие», которая объединяет около 7000 людей, чья жизнь связана с комбинатом, люди пишут:

Долги по зарплатам надо погасить полностью. Пока же некоторым выплатили полностью за февраль и некоторым — часть зарплаты за март.

Ага, кипит… Завод пустой, людей со всех цехов на прокатах вечером одна маленькая маршрутка забирает. Одни по часу ходят, поскольку мыться нечем и не верят обещаниям, а другие по-прежнему дома сидят до полного погашения задолженности…

8 июня новый инвестор заключил договор с управляющим Алчевским комбинатом, согласно которому он должен был выплатить первую часть долгов по зарплате в сумме 240 600 000 (2,592,113.77 евро) рублей в течение пяти дней после заключения договора. Эту часть договора он выполнил.

Остальная часть накопившихся долгов по зарплате будет погашаться ежемесячными платежами: тем, кто не покинул комбинат, обещают вернуть все не позднее 1 сентября 2021 года, а тем, кто уволился — не позднее 1 января 2022 года.

Алексей, сотрудник кислородно-конвенторного цеха, говорит: «Уровень недоверия к обещаниям очень глубокий. Большая часть работников настроены приступить к работе, если до конца июня новые руководители выплатят следующую часть долга. Есть те, кто настроен решительно и требует полного погашения долгов. И есть равнодушные: «мы сейчас едем на заработки, а о будущем завода будем думать, когда вернемся».

Сам Алексей принадлежит к первой категории. Он хочет верить в то, что завод выстоит:
«Я — металлург в четвертом поколении. Мой прадедушка был почетным сталеваром. Вся семья связана с комбинатом. Доменные печи надо запустить до холодов»

Проблему с отсутствием горячей воды должны решить до 21 июня. Если это произойдет, уровень доверия может возрасти. А пока, как рассказывает Алексей, рабочие решают проблемы как лесковский Левша: «У нас в цеху мастер нашел котел. Начальник цеха лично придумал систему подогрева воды. Хватает рабочих своего цеха отмыть после смены».

Еще один рабочий, Александр, подтверждает, что кроме выплаты части долгов по зарплате, в жизни комбината изменений нет: «Начальники цехов те же. Они обзванивают рабочих, уговаривая выходить на работу. Однако, пока доверия мало. И, кроме того, обеспечение нормальных условий труда также было одним из требований бастующих. Они должны обеспечить людей спецодеждой, мылом и горячей водой».

Жители Алчевска также пишут, что на фоне выплаты части долгов на рынках и магазинах города резко поднялись цены на базовые продукты.

Один из рабочих пишет: «Цены выросли в несколько раз. Масло подсолнечное — в 2,5 раза. Хлеб — в 1,5 раза. А ВТС («Внешторгсервис») все надеется, что мы будем работать за гроши»…

Информацию о том, что выплата части долга рабочим вызвала скачок цен подтверждают все мои собеседники. Наталья работает в доменном цеху. Все это время она ходила на работу, хотя комбинат стоял. «Я приходила на час каждый день. Сейчас действительно идет обзвон тех, кто ушел. Людей уговаривают вернуться на комбинат. Обещают, что если они вернуться до 1 июля, то им сделают выплаты в те же сроки, что и тем, кто не уходил с работы. Гарантируют это и тем, кто просто ушел в прогулы. Лишь бы вернулись. До войны у нас было около 12 тысяч сотрудников комбитана, а сейчас осталось около шести тысяч».

По словам Натальи, в цеху начались работы по подготовке к запуску первой и пятой доменных печей.

Наталья рассказывает мне, что значит глагол «закозлиться». Я действительно не понимаю фразы «печь закозлилась». Наталья смеется: «В печи образовался «козел»: шихтовый материал затвердел. Печь нужно очистить для того, чтобы заново загрузить».

Алексей считает, что реальным свидетельством того, что комбинат оживет, будет поставка сырья: «Мы ждем, когда пойдут вагоны с сырьем. Если руководство хочет, чтобы в августе мы начали плавить сталь, они должны обеспечить его поставку».

Мои собеседники из Алчевска уверены, что обещания нового инвестора — хорошо, но «ситуацию надо держать под контролем». Наталья говорит: «Мы смогли добиться определенных результатов, несмотря на сопротивление официального профсоюза комбината. Это стало возможным благодаря громкой огласке отчаянной ситуации в городе, который зависит от эффективности комбината. Вы знаете, даже на уровне семьи. Если раньше металлурги были не бедными людьми, то сейчас в городе их жены — воспитательницы в детских садах или учителя — получают 25 тысяч рублей, в то время как металлурги работали на минимальной зарплате в пределах 8 тысяч рублей. Семьи разваливаются: жена не хочет «кормить» мужа, муж едет на заработки и оба оказываются свободны».

Алексей также считает, что «раз мы начали борьбу за свои права, то надо продолжать. Обидно за город…»