Отправить

Прошли ли вы вакцинацию от covid-19?
You are currently viewing Влад Богов: люди должны помнить о том, что творилось в Саласпилсе
Влад Богов, исследователь истории лагеря Саласпилс.

Влад Богов: люди должны помнить о том, что творилось в Саласпилсе

В середине ноября не каждый день выпадает таким солнечным тихим каким была пятница 12. Мы едем в Саласпилс вместе с рижским историком Владом Боговым.

Он — признанный исследователь истории лагеря, который немцы называли «Куртенхоф». Он был создан в 1941 году штурмбанфюрером CC доктором Рудольфом Ланге. Он был начальником службы безопасности Риги. Огромную роль в создании лагеря сыграл генерал полиции Рейхскомиссариата Остланд Фридрих Еккельн.


Влад Богов рассказывает: «В 1941 году сюда стали привозить немцев из Австрии, Германии, Чехии и Словакии. Для удобства с логистикой этих транспортов в каждом составе было примерно по тысяче человек». Влад поворачивает на лесную тропу, которая уводит далеко в лес. Оказывается, вдалеке от маршрутов официальных экскурсий, в глубине леса, десяток лет назад была установлена мемориальная плита памяти тех, кто даже не успел дойти до территории, где они должны были начать строительство «Куртенхофа».

Мы молча стоим у этой плиты. Сколько человек похоронено в общей могиле, приблизительное место которой было обозначено этой плитой? Это неизвестно. До недавнего времени не было известно и точное расположение самой могилы. Но Владу Богову удалось найти документ в Центре документации о преследованиях национал-социалистическим режимом в Бад-Арользене.

Поиск останков

В тот день, когда мы приехали в Саласпилс вместе с Владом Боговым, там собралась группа специалистов. Они должны были обследовать участок, отмеченный на обнаруженной карте и отметить границы вероятных массовых захоронений.

Поиск останков ведется по секторам.

Если сначала любопытство было одним из мотивов этой поездки для меня, то буквально через несколько минут оно исчезло. На смену ему пришла скорбь. «Лес говорит», — сказал один из геодезистов. Да, земля не была беззвучной.

В тот день работы проводились при помощи поискового щупа. Это — металлический стержень диаметром 5-10 мм длиной до двух метров, с одной стороны которого крепится наконечник – немного больше диаметра основного стержня, а с другой — ручка. Этот нехитрый инструмент помогает определить границы материкового грунта. Если он проходит сквозь толщу земли как будто бы это подтаявшее масло, это значит, что грунт перекапывался, изымался, что внутри есть пустоты, в том числе, связанные с захоронениями.

Щуп необходим для обнаружения не металлических предметов, определения границ ямы или захоронения. Только при помощи щупа можно найти останки человека, если надо обойтись без раскопа. При помощи щупа находят предметы, которые лежат на глубине под слоем почвы.

Когда щуп натыкается на препятствие, вы слышите звук. И этот звук абсолютно отличается, в зависимости от того, встречается он с металлом, стеклом, корнем дерева, камнем или костью человека. В районе расположения пяти массовых захоронений глухой и очень объемный звук, который, скорее всего, могли издавать останки жертв Саласпилса, был настолько частым, что не осталось сомнений в том, что мы стоим на одном большом кладбище.

История Гарнизонного кладбища

Большая часть захоронений, границы которых были определены, находится на территории бывшего Гарнизонного кладбища времен начала ХХ века. На карте, копия которой в руках Влада Богова, указана часовня и ворота, которые вели к ней. Только «еврейская могила» жертв 1941 года — в стороне от кладбищенского участка, как, впрочем, и место сожжения тел, — рассказывает Владимир.

Карта территории позволяет точно определить место захоронения.

Несколько лет назад Влад Богов взял участок, в который входит территория бывшего кладбища, в своеобразную аренду. В качестве обязательства по договору, он отвечает за уборку территории от мусора. Влад с единомышленниками регулярно устраивают «субботники». Несколько лет назад, когда я впервые приехала в Саласпилс, вдоль дороги от станции до мемориального комплекса, на деревьях висели листочки четвертого формата с призывами не оставлять мусор, так как это — место массовых захоронений.

Влад рассказывает: «Место для лагеря было выбрано неслучайно. Его сочли удобным из-за близости к железной дороге. Участок был уже сформирован: при Николае II здесь находилось стрельбище Рижского гарнизона. Тогда же появилось и солдатское кладбище в полукилометре от полигона.

Вот в эти могилы солдат царской армии и стали хоронить жертв лагеря, по распоряжению Фридриха Еккельна, начальника полиции рейхскомиссариата Остланд. Страшный человек: эффективный организатор массовых убийств. От Бердичева в Бабий Яр в Киеве, а оттуда — в Латвию, где он занимался организацией убийств в Румбульском лесу и Саласпилсе.

На сохранившихся картах — чудовищные свидетельства этому: в могиле рядового Деева, например, было спрятано несколько десятков трупов.

В тот день, когда проводилось обследование возможных массовых захоронений, светило яркое солнце. Возможно, первых заключенных гнали в лагерь в такой же осенний день 1941 года. Когда ты стоишь на земле, в толще которой лежат останки забытых людей, когда ты слышишь, что участок для сожжения тел летом 1944 года был размером 25 на 27 метров, а слой пепла может достигать метра, «никогда больше» перестают быть просто словами.

Как сохранить память?

Для Влада Богова сохранение памяти о жертвах Саласпилса стало делом жизни. Сейчас он подготовил к изданию фотоальбом с архивными снимками, связанными с лагерем. В книге также есть список из более 6500 имен людей, прошедших через лагерь. Это — те, чьи имена удалось установить. В некоторых случаях Владу удалось вернуть жертвам не только имена, но и лица. Рядом с данными человека — фотография. Издание книги зависит от того, как быстро пройдет сбор средств, который Владимир объявил через свою страницу в Фейсбуке.

Влад рад отклику людей: «Не сомневаюсь в том, что книга выйдет в свет благодаря пожертвованиям людей. А это значит, что они не хотят забывать».

История Саласпилса в Латвии — повод жестких политических дискуссий. Для части общества, Саласпилс — просто «трудовой лагерь».

Влад Богов объясняет: «Когда в 1944 году Чрезвычайная комиссия проводила эксгумацию тел, они вскрыли только часть захоронений и эти данные потом были экстраполированы на приблизительную площадь, которую могли занимать массовые захоронения. Акты о вскрытии могил также составлялись небрежно. Поэтому когда, с подачи президента Вайры Вике-Фрейберги, появилась теза о том, что лагерь не был концентрационным, а всего лишь «коррекционным», появилась возможность переписать его историю с помощью весьма упрощенного метода: все, что писали и делали в советский период носит знак минус, а «верной» становится версия бывших немецких коллаборационистов, которая предлагается сейчас на стендах официальной выставочной экспозиции, где нет информации ни о детских бараках, ни об уничтожении узников в лагере».

Именно поэтому очень важна работа таких историков как Влад Богов и его коллег. Следующий этап ожидается весной будущего года. Он будет связан с приездом специалистов из Германии. Возможно, тогда появится официальный указатель, ведущий к еврейской могиле жертв из первых составов, прибывших из Австрии, Германии и Чехословакии.