Лииса Буржо.

Лииса Буржо: учение Густава Шпета стало погружением в неведомое

Лииса Буржо: учение Густава Шпета стало погружением в неведомое

Лииса Буржо.

В университете Хельсинки успешно прошла защита кандидатской диссертации, посвященной русскому философу Густаву Шпету. Ее автор Лииса Буржо — человек, которого в Хельсинки знают многие. Лииса вместе со своим мужем Иэном  — радушные хозяева книжного магазина «Аркадия».

Диссертация Лиисы Буржо называется «Теория Густава Шпета о внутренней форме слова. Изучение с точки зрения феноменологии».

Под этим сложным термином скрывается попытка познания окружающего нас мира через наш собственный опыт.

По словам Лиисы, познание учения Густава Шпета, встреча с феноменологией как наукой для нее, выпускницы кафедры русского языка и литературы, было «погружением в неведомое». «Когда заинтересовалась Шпетом девять лет назад, я мало что знала о феноменологии. Я была филологом, а не философом, но очень интересовалась философией. Мне хотелось понять, что такое русская философия. И хотя все началось почти с нуля, оказалось, что мой университет дал мне достаточно знаний, чтобы успешно завершить работу», говорит Лииса. 

Лииса особо отмечает роль Томи Хуттунена, человека, который не только возглавляет направление русской филологии в университете, но и ведет работу над самыми разными проектами. Томи  Хуттунен — автор книг об Анатолии Мариенгофе и переводчик песен Юрия Шевчука на финский. Он давно стал известен в Финляндии как «глашатай русского рока». 

Лииса делится своими переживаниями по поводу защиты. Среди ее рецензентов был Галин Тиханов, профессор сравнительного литературоведения одного из университетов Великобритании. «Я ужасно боялась своего фиаско. И вдруг услышала, как профессор Тиханов говорит, что он хотел бы вступить в дискуссию с коллегой», рассказывает Лииса. 

К сожалению, наша встреча с Лиисой и разговор о Густаве Шпете состоялись в тот день, когда в России Верховный Суд принял решение о ликвидации «Международного Мемориала» и всех его отделений. Сохранение памяти о жертвах репрессий в Советском Союзе в период правления Сталина — одно из направлений деятельности «Международного Мемориала», в то время как Густав Шпет был жертвой той эпохи. 

Профессор Густав Густавович Шпет родился в Киеве в 1879 году. Что оставил Густав Шпет в наследство России… Он преподавал в киевской гимназии, где его ученицей была Анна Горенко. Она станет Анной Ахматовой. Он был одним из тех, кто создавал Психологический институт в Москве. Он перевел «Тяжелые времена» и «Холодный дом» Диккенса, мистерии Байрона. Он участвовал в подготовке издания собрания сочинений Шекспира. Как психолог, он изучал проблемы человеческого сознания. В советский период он занимал пост вице-президента Государственной академии художественных наук, одним из инициаторов создания которой являлся. 

В 1922 году его имя было включено в список тех, кого высылали из страны на «философском пароходе». Его имя было рядом с именами  Сергея Трубецкого, Семена Франка и Николая Бердяева. Но Густав Шпет дружил с Луначарским, которого попросил дать ему возможность остаться в России, частью которой считал себя философ. Ему позволили. Жизнь Густава Шпета — философа, историка, психолога, искусствоведа — оборвала расстрельная команда 16 ноября 1937 года в Томске, где он находился в ссылке. Философ был полностью реабилитирован в 1956 году. 

Лииса Буржо уверена, что никакие попытки стереть знания об этом историческом периоде не приведут к тому, что Густав Шпет будет забыт. «Слишком поздно, — говорит она, — Но попытки закрыть, уничтожить те организации, которые хранят память — это вредно и неправильно». 

Лииса Буржо считает, что «именно такие философы как Шпет «поняли экзистенциальное страдание человека,  как это было дано персонажам  Толстого и  Достоевского, но, в отличие от писателей, они смогли вывести это знание на  уровень  философской абстракции. Если говорить о теоретических философских вопросах, например, об эпистемологических проблемах, у русских философов глубокий экзистенциализм включен в саму теорию.  Самое  удивительное, по-моему, в Шпете, это то, что этот экзистенциализм никак не снизил уровень его теоретического мышления». «Русские философы были, в первую очередь, удивительно смелыми людьми. Они обладали особым видением, особым даром понять реальность. И они продолжали свое дело, невзирая на любые обстоятельства», считает Лийса. 

Рассказывая о планах на будущее, Лииса выражает надежду, что со временем найдется финансирование книги о Густаве Шпете в Финляндии. Она говорит: «К сожалению, русская философия в Финляндии до сих пор в какой-то мере — тайна. Мне повезло встретить тех финских специалистов, которые как Веса Ойттинен посвятили себя ее изучению. Но по большому счету, русская академическая философия в Финляндии не представлена. Финнам  более знакомы такие религиозные мыслители как Бердяев».

Лииса Буржо нацелена на то, чтобы имена таких философов как Сергей Трубецкой или Лев Лопатин получили большую известность. «Истории западной и русской философии, конечно, отличаются. Но философия Шпета настолько близка феноменологии Гуссерля, что это дает нам возможность изучать как связи между западной и русской традицией в философии, так и их глубокие различия. Шпет сделал шаг дальше».

Поделиться

Подари подписку на «Финскую газету» !

Суббота, 26 ноября 2022 г.
пасмурно
-2.4°

Влажность: 89%
Ветер: 1.29 м/с