«Мир во всём мире» (Maailman rauha) — бронзовый памятник советского скульптора Олега Кирюхина (1929—1991). подаренный Хельсинки в 1989 году.

Борьба с памятью — дело не новое

Борьба с памятью — дело не новое

«Мир во всём мире» (Maailman rauha) — бронзовый памятник советского скульптора Олега Кирюхина (1929—1991). подаренный Хельсинки в 1989 году.

Вспомним, как рушились купола храмов в России в 20-е и 30-е в рамках антирелигиозной кампании. А до этого во Франции в бурные времена их революций чуть было Собор Парижской Богоматери не снесли как «твердыню мракобесия» ради победы культа Разума. 

Совсем недавно валили памятники в США. Hill в 2020 году отметил, что многие памятники Колумбу или генералам-конфедератам вызвали желание сорвать их с пьедесталов и раньше, но дело Флойда предоставило удобную возможность избавиться от них. 

Куда уходит мир? 

В начале августа в Хельсинки с глаз долой убрали подаренный Советским Союзом памятник «Мир во всем мире». Эстетика этого монумента мне лично никогда не была особо интересна.  Последний раз рядом с ним остановилась несколько лет назад, потому что фотограф выбрал его место для фотосъемки для интервью о свободе слова в России. 

Но время сейчас такое, что в сетях стали появляться вопросы, «не уходит ли с памятником на покой и концепция «мир — всему миру», а некоторые финские издания обратили особое внимание на то, что проект одной из гостиниц вообще в плане очень напоминает букву Z. 

Заявленное обещание переместить памятник, принадлежащий Художественному музею, на некий склад, судя по всему, было попыткой успокоить дебаты. В конце августа его уже обнаружили во дворе частного склада в Сипо. 

ЮЛЕ в одном из своих материалов привели цитату Тару Таппола, художественного директора Музея Архитектуры Хельсинки (HАM), где она сказала, что сначала планировалось размещение памятника внутри крытого помещения, для которого он оказался «слишком большим». К тому же, по ее же словам, во время транспортировки «на него попали брызги грязи и цемента». Размещение на открытом воздухе, по словам госпожи Таппола, может помочь его «самоочищению». 

Латвия

Пожалуй, сейчас Латвия — самая горячая точка в регионе Балтики. И, отнюдь, не из-за протестов русскоязычного меньшинства. Внешне никаких протестов нет. Памятники сносят. Те, кто этому рад, злорадно комментируют, что, мол, «все тихо». Некоторые даже разочарованы: ведь если бы те, кто приходил 9 мая, вели бы себя так, как в Таллинне в 2007 году, это же стало бы медиа-поводом к еще более размашистой кампании против русскоязычных латвийцев. 

Момент падения обелиска. Рига август 2022 года. (Фото: Just Click’s With A Camera).

При этом, исключений «правильным русским» никто бы делать не стал. Свидетельство этому — ситуация с российскими оппозиционными журналистами и их изданиями, которые переехали в Ригу в надежде найти спокойную уютную гавань с низкими ценами и все тем же русским языком, на котором все-таки им удобнее говорить. И дело не только в режиссере Херманисе, который счел опасным интервью мэра Риги Стакиса ведущей «Дождя» Екатерине Котрикадзе.  В интервью речь шла, в том числе, о предстоящем сносе Монумента Освободителям в Риге, решение о котором принял Сейм Латвии 12 мая. 

9 мая рижане принесли к Монументу много цветов. На следующее день оказалось, что на площади цветов нет. Их рано утром по распоряжению мэрии сгребли трактором, очистив площадь. Люди почувствовали себя оскорбленными и 10 мая они принесли на площадь столько цветов, что ими была покрыта почти вся площадь. Это было спонтанным эмоциональным движением огромного количества людей, которое было вызвано именно тем, что по их памяти проехали трактором. 

Протест? Да. Но мирный, гарантированный статьями 9-11 Европейской конвенции о правах человека и статьями 18-22 Международного пакта о гражданских и политических правах 1960 года. Те, кто пришел c цветами и 9, и 10 мая, хотели сказать, что у них есть право на их историческую память. 

Мемориальный комплекс Памятник советским воинам-освободителям. Авторы: народный художник Латвийской ССР Лев Буковский и Айварс Гулбис.

Власти Латвии тоже решили не пренебречь символизмом. Активную подготовку к сносу они начали 22 августа, накануне очередной годовщины дня подписания пакта Молотова-Риббентропа. Тем более, что 24 августа Украина отмечала свой День независимости. К тому же, в 24 февраля минуло ровно полгода. 

Партия Русский Союз Латвии подала заявку на проведение акции протеста. Но Рижская дума разрешения не дала, ссылаясь на требование правоохранительных органов. 

23 августа начался демонтаж ступеней. Одна за другой были повалены бронзовые фигуры воинов. Попытки приблизиться к мемориалу пресекались полицией. Людей задерживали, несмотря на абсолютно мирный характер их действий. В тот же день суд продлил меру пресечения в отношении Владимира Линдермана, латвийского публициста, который активно выступал против сноса памятника, оставив его под стражей. 

24 августа снесли фигуру Родины-матери. И хотя представители Рижской думы говорили, что мало кто следит за событиями в Задвинье, социальные сети были полны фотографий и видеокадров, снятых с безопасного с точки зрения внимания полиции расстояния. 

Вопреки решению комиссии ООН

Рижская дума также ошиблась в своей оценке того, как много людей следило за демонтажем. Оказалось, 24 августа Комитет ООН по правам человека получил обращение в связи с судьбой Монумента Освободителям. Заявителями стали пять граждан Латвии. Комитет зарегистрировал обращение под номером 4203/2022  и уже 26 августа МИД Латвии получил решение Комитета по правам человека ООН об обеспечительных мерах «в отношении памятников, которые являются объектами этой коммуникации». Обеспечительные меры в этом случае заключались бы в выполнении просьбы Комитета «воздержаться от дальнейших работ по уничтожению памятника». 

Работы продолжились. Как и задержания. 26 августа экскаватор подкопал основание центральной стелы и она рухнула в бассейн, подняв две волны, которые сети тут же описали как «крылья падшего ангела». 

Что касается реакции Комитета по правам человека и решения о принятии обеспечительных мер на период пока эксперты Комитета не вынесут свое решение, то в СМИ Латвии и соседней Литвы оно вызвало недоверие. Появились публикации, которые утверждали, что и обращения не было, и ответ Комитета — фейк. 

А было ли письмо?

Я не стала разбираться с количеством пикселей в выложенных в сетях ответе Комитета по правам человека, на которое литовское издание «15 минут» ссылалось как на свидетельство о фальшивке. Я просто написала Станисловасу Томасу и Анне Шмидт, которые были указаны в качестве авторов ответа Комитета по правам человека. 

Скриншот. Письмо, отправленное представителями Комитета по правам человека при ООН. (Предоставлено Станисловасом Томасом).

Мне ответил профессор Сорбонны Станисловас Томас

В своем ответе профессор Томас указал, что МИДу Латвии пришлось признать, что полученное ими письмо из ООН — не фейк. По мнению профессора Томаса уже это говорит о том, что редакция литовского издания «15 минут» является не кем иным как «кучкой реальных пропагандистов». По поводу таких «технических» доказательств фейкового характера ответа Комитета как «отсутствие пикселей», профессор Сорбонны пишет: «Другими словами, они доказали, что решение ООН не было отсканировано. Да, оно не было отсканировано. Потому что в офисе ООН никто не распечатывал документ. Он был создан в формате Word. Затем сотрудники ООН его скопировали и вставили фотографии подписей. После этого они отправили это решение со своей официальной электронной почты мне и в Министерство иностранных дел Латвии. В Комитете никогда не подписывают ни одно из своих решений ручкой. Представители ООН, участвовавшие в принятии решения, были разбросаны по Нью-Йорку, Женеве, Парижу и Джорджтауну. Они обсудили этот вопрос в режиме онлайн, а затем отправили электронный документ, даже не распечатав его. Вот как они работают.»

Профессор Томас также отметил в своем ответе на мой запрос об информации: «Что мне не нравится в литовской и латвийской пропаганде, так это то, что они никогда не обсуждают суть вопроса. Вместо этого они нападают на меня лично с их клеветой, как будто бы права человека исчезнут, если им удастся доказать, что я, якобы, фальшивый адвокат. Кстати, я никогда не занимался юридической практикой без лицензии адвоката, как утверждают эти СМИ. Это — откровенная ложь.  Да, я никогда не был зарегистрирован как адвокат в Литве, но я всегда был зарегистрирован как адвокат в других странах этой планеты. Я не живу в Литве более 20 лет, почему я должен регистрировать там свою деятельность?»

По поводу характера обеспечительных мер, наложенных Комитетом ООН по правам человека профессор Томас пояснил: «Это не рекомендация, а юридическое решение, обязательное к исполнению». В качестве примеров профессор Томас сослался на § 5.3 Решения Комитета ООН по правам человека по делу Брэдшоу против Барбадоса за номером 489/1992, §§ 5 и 6 Заключительных замечаний No. CCPR/C/LBN/CO/3 и §§ 5 и 6 Заключительных замечаний No 5. CCPR/C/LTU/CO/4. 

Профессор Томас подчеркивает: «Позиция Организации Объединенных Наций заключается в том, что это не рекомендация, а обязательный правовой инструмент. Диана Эглите, пресс-секретарь МИД Латвии, никогда не видела ни одной из статей прецедентного права, на которые я ссылаюсь, но вы должны принять недостаточную квалификацию латвийских чиновников как нечто естественное и абсолютно нормальное». 

Профессор Томас также охарактеризовал латвийское издание Делфи как «пропагандистское», мотивировав это тем, что «они опубликовали слова Дианы Эглите, но проигнорировали наши комментарии. Это говорит о предвзятости». 

Также профессор Томас указывает на то, что в материале Делфи пресс-секретарь МИД Латвии утверждает, что они получили письмо Комитета ООН по правам человека только в пятницу вечером, в то время как, по словам профессора Томаса, они получили его в 11.42. Он резко замечает: «Из-за своей недостаточной компетенции, чиновники МИДа не поняли, что они получили и что с этим делать. Я рад, что они разобрались в понедельник». 

Также профессор Томас рассказал, что коммуникация между Комитетом и Латвией касается именно Монумента Освободителям, «который состоит из трех статуй солдат, фигуры Родины-матери и самого обелиска». 

Профессор Томас также ответил на вопрос, в течение какого срока Комитет по правам человека должен рассмотреть вопрос о Монументе. Он написал: «Нам предоставили приоритетный статус. Это означает, что рассмотрение у нас завершится уже как минимум на 18 месяцев быстрее, чем в обычных делах. Судебный процесс может занять около 3 лет». 

Отвечая на вопрос, какие действия может предпринять Комитет ООН в связи с игнорированием решения об обеспечительных мерах со стороны Латвии, профессор Томас ответил: «Как я уже разъяснил, Комитет считает свои решения юридически обязательными, а не рекомендациями. Согласно обеспечительным мерам, Латвия должна оставить 79-метровый обелиск лежать на земле в течение следующих 3 лет, пока Комитет рассматривает дело по существу. Мы знаем, что Латвия занималась демонтажом обелиска в пятницу, субботу и в понедельник. Я считаю, что Комитет сочтет это дополнительным нарушением прав человека.  Если мы выиграем, то Латвию обяжут восстановить Монумент. Также Комитет назначит Специального Докладчика ООН по контролю за исполнением решения». 

Отвечая на вопрос, какие действия от ООН можно ожидать в случае, если инициаторы коммуникации, а также те, кто мирно выражал свой протест сносу монумента, подвергнутся уголовному или административному преследованию, профессор Томас ответил: «Это очень серьезный вопрос. Даже в моем отношении все, что обо мне написали СМИ Латвии и Литвы, является 100% диффамацией. В связи с этим мы подадим дополнительную жалобу на репрессии и преследование. Что касается Рабочего Фронта Латвии, организации, которая является основным заявителем, изначально они опубликовали свой пресс-релиз без упоминания имен тех людей, которые подписали жалобу в ООН. Но так как все СМИ Латвии отказались говорить об этом, они приняли решение раскрыть свои имена». Заявителями в ООН по делу о Монументе Освободителям являются Константин Горшков, Артур Ефимов, Евгений Зеленков, Алексей Письменный и Дмитрий Воронович

Решение об обращении в Комитет по правам человека ООН было принято после того как Конституционный Суд Латвии 23 августа отказал в жалобе на планы сноса памятника, поданной этими же людьми. Профессор Томас объясняет: «Конституционный суд Латвии отказался рассматривать нашу жалобу и написал, что заявители Константин Горшков, Артур Ефимов, Евгений Зеленков, Алексей Письменный и Дмитрий Воронович не доказали, что они русские по национальности. А если они не русские («лжерусские»), то у них нет права жаловаться об уничтожении объекта русской культуры. Ребята до сих пор не могут прекратить смеяться: удар анекдотичный. Но не нужно отчаиваться — ООН установит их настоящую национальность». 

30 августа профессор Томас написал мне, что отправляет еще одну жалобу на дополнительные нарушения, «так как 29 августа МИД Латвии подтвердил, что получил решение и, тем не менее, они продолжают демонтаж». 

Профессор Томас также считает, что в данных обстоятельствах разрушения памятников в Даугавпилсе или Резекне могут быть остановлены «более эффективно» через подачу обращения в ООН.

Решение Комитета ООН по правам человека по делу 4203/2022 “Горшков и другие против Латвии» является пилотным:  это — первое дело как в ЕСПЧ, так и ООН, где обеспечительные меры применены к памятнику. В большинстве случаев такие меры применяются к экстрадиции, депортации или к исполнению смертной казни.

Поделиться

Подари подписку на «Финскую газету» !

Понедельник, 26 сентября 2022 г.
облачно с прояснениями
6.7°

Влажность: 90%
Ветер: 0.57 м/с