Отправить

Результаты опроса — Как вы планируете провести летний отпуск?
Не жди меня мама
Известная тюрьма Сёркка в центре Хельсинки. Фото: Timo Noko

Не жди меня мама

Про финские тюрьмы уже давно ходят легенды, особенно популярные на постсоветском пространстве: это, мол, не тюрьмы, а санатории. И мнения, как обычно, категоричны. Одни считают, что только такая тюрьма способна изменить поведение человека, а другие – что мягкость содержания лишь способствует расцвету преступности.

Действительно, организация финских тюрем разительно отличается от того, что у большинства жителей бывших советских республик ассоциируется со словом «тюрьма».

В русском языке это слово обладает совершенно определенным значением. Тюрьма – это мрачное, скорее всего темное и всегда грязное (во всяком случае, в своих внутренних помещениях) здание с плохо освещенными камерами, набитыми людьми сверх всяких санитарных норм, и с жестокими надзирателями.

Если обладатель подобного культурного фона окажется в финской тюрьме (вольно или невольно), то он действительно может подумать, что оказался в санатории.

Чисто как в аптеке

Финская тюрьма – это светлые тона стен, камеры на 1–2 заключенных и санитарно­-гигиенические помещения с душем и туалетами на каждом этаже здания. В современных финских тюрьмах можно найти камеры, что называется, со всеми удобствами, то есть со своим душем и туалетом, и во многих камерах стоят телевизоры и даже игровые приставки.

Заключенные, отбывающие наказание в финской тюрьме, могут заниматься в тренажерном зале, ходить на всевозможные курсы, учиться, работать и даже немного зарабатывать.

Помнится, в 2015 году финские надзиратели жаловались, что зарплата заключенных может превышать зарплату собственно тюремщиков, и это, по их мнению, совершенно несправедливо.

Дело может вообще приобретать курьезный оборот. По словам Ристо Ниеминена, члена правления профсоюза тюремных служащих, заработок наркокурьера, отбывающего срок в тюрьме, может превышать потерянный им доход от преступной деятельности, за которую он был осужден.

И совсем уж невероятное право финских заключенных – это право на отпуск (при отсутствии нарушений тюремного режима, конечно же). По статистике, в год финские заключенные подают около 16,5 тысяч заявлений на отпуск, и положительное решение выносится в отношении порядка 14 тысяч из них.

В общем, если заключенные и бегут из финских тюрем, то, право слово, не слишком часто. В последние годы число побегов колеблется в диапазоне от 10 до 17 случаев ежегодно, и большая часть побегов совершается с места удаленной работы или учебы или во время этапирования.

Можно не вернуться в тюрьму из положенного заключенным отпуска, но в этом нет особого смысла. Количество нарушений режима отпуска в последние годы составляет менее 4 процентов. Проще досидеть.

От звонка до звонка

Тем более, что сроки отсидки весьма умеренные. 25% от общего числа заключенных в финских тюрьмах, отбывают сроки от 1 года до 2­х лет. Длительные сроки, то есть более 8 лет, отбывают около 10% сидельцев, и почти столько же человек отбывают совсем небольшие сроки до 3­х месяцев.

За последнее десятилетие контингент в финских тюрьмах существенно изменился. И хотя иногда в прессе упоминается о наличии среди заключенных лиц, которых можно отнести к радикалам, все же наиболее заметным является увеличение числа заключенных-­иностранцев.

В период с 2005 по 2015 год рост числа иностранцев, отбывающих наказание в финских тюрьмах, составил 56%, и в настоящее время на иностранных граждан приходится порядка 16% от общего числа заключенных.

Согласно данным официальной статистики, в финских тюрьмах сейчас сидят представители 61 государства, но не секрет, что одной из самых быстрорастущих групп заключенных, отбывающих наказание в Финляндии, стали русскоязычные (так называют выходцев из стран бывшего СССР).

Русскоязычные заключенные составляют 35% от общего числа отбывающих наказание иностранцев, а чуть более половины из них – это граждане и неграждане Эстонии. Чаще всего они сидят за преступления против личности (проще говоря, за драки), за кражи и контрабанду.

Опасной тенденцией последнего времени стал рост организованной преступности. Около 46% иностранцев сидят за преступления, связанные с наркотрафиком, и не менее 30% осужденных действовали в составе организованных преступных групп.

Неспокойные сидельцы

Есть еще одна категория заключенных, которые вызывают особую головную боль у сотрудников финской пенитенциарной системы, – это психически больные люди. В период с 2005 по 2015 годы их численность среди заключенных увеличилась в 8 раз и составила, по данным на 2015 год, 151 человек.

Как рассказал корреспондентам YLE тюремный психиатр Ало Юрилло, очень часто в финских тюрьмах сидят шизофреники, которым там совсем не место. Причиной подобной ситуации, по мнению врача, является сокращение числа мест в психиатрических больницах.

Небо в клеточку

Таким образом, при всей своей «продвинутости» финская тюрьма все равно остается тюрьмой, а представление о «санатории» появилось, возможно, у тех, кто имел опыт пребывания в совершенно других тюрьмах.

Для обыкновенного финского обывателя сам факт ограничения его свободы – уже наказание, а пребывание в закрытом пространстве, в изоляции от семьи и детей, под одной крышей с людьми, которых он боится, которые могут быть агрессивными по отношению к нему, – все это большой стресс.

Что же касается тех, кто находится, так сказать, по другую сторону тюремного забора, то есть представителей финской пенитенциарной системы и правоохранительных органов, то им приходится искать способы совместить гуманитарные требования содержания заключенных и необходимость обеспечения дисциплины в тюрьме. Вопрос это очень сложный, особенно в случае совершенно разношерстного контингента, и над его решением бьются специалисты самого разного профиля.

Одно ясно: в тюрьму, даже если она и выглядит, «как санаторий», попадать не стоит.