Захват Капитолия. Взгляд из Финляндии.

Захват Капитолия. Взгляд из Финляндии.

Министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто 6 января написал в Твиттере в связи с захватом Капитолия сторонниками пока еще действующего президента Трампа: «Новости из Соединенных Штатов, одной из старейших демократий в мире, шокируют. Результаты выборов всегда должны уважаться. Насилие должно быть немедленно прекращено». (Фото: Marco Verch Professional P)

Хейди Хаутала, вице-президент Европейского Парламента, предупреждает в своем Твиттере, что «несмотря на то, что демократия в странах Северной Европы прочна и стабильна, беспорядки в США — напоминание о том, что она может быть хрупкой».

Хейди Хаутала (Зел.), финский политик, депутат Европейского парламента. Фото: (OSCE Parliamentary Assembly)

В своем блоге Хейди Хаутала пишет: «Дональд Трамп осмелился поставить под сомнение результаты президентских выборов. Он не раз подбрасывал дрова из фейковых новостей в костер правого популизма. Теперь мы видим, что может произойти, когда подстрекают к насилию и беспорядкам».  Хейди Хаутала пишет: «Знаменитые «сдержки и противовесы» американской политической системы показали свою уязвимость… Трампа лишили возможности разжигать конфронтацию и ненависть в Twitter и Facebook, но у него все еще остаются коды ядерного оружия».

Даже такие поклонники политики президента Трампа как Партия истинных финнов постарались отмежеваться от него лично. Лидеры партии, которая под руководством Юсси Халла-ахо продолжает считать национализм «наиболее устойчивым вариантом разрешения» всех проблем, не видит в событиях на Капитолии «особой опасности для демократии в США».

Тейво Тейвайнен, политолог, ​​профессор мировой политики в Хельсинкском университете.

Политолог Тейво Тейвайнен в своем комментарии для нашего издания сказал: «Роль США как гегемона в вопросах демократии и ее лучшего примера поставлена под сомнение».

Однако профессор Тейвайнен не считает, что события на Капитолии обязательно окажут негативное воздействие на демократические системы других стран. Он говорит: «Эти перспективы пока еще туманны. С одной стороны, захват Капитолия был успешен. Его захватили и это — факт. Это потенциально может вдохновить другие группы действовать точно также. Поэтому сама акция с захватом — негативный примером того, что нечто, казавшееся абсолютно невозможным, на самом деле возможно».

С другой стороны, с точки зрения профессора Тейвайнена, «захват Капитолия с точки зрения достижения политических целей — скорее крах, чем успех». Он объясняет это тем, что создавшаяся ситуация окажет отрезвляющее воздействие на слои умеренных консерваторов. Тейво говорит: «В контексте Финляндии, например, члены Консервативной партии, скорее всего, будут гораздо более осторожны в предоставлении открытой поддержки определенным кругам партии «Истинных финнов». Они попытаются дистанцироваться от радикальных правых групп».

Профессор Тейвайнен считает, что именно радикальный правый национализм является настоящей серьезной угрозой для демократии в Европе. Однако, по его мнению, «ультраправые не смогут войти во власть без альянса с умеренными консерваторами. Сейчас появилось основание рассчитывать, что правые из числа центристов получили некоторое предупреждение от заигрывания с ультраправыми, а, иначе, они рискуют испытать, как минимум, глубокий конфуз».

Что касается права на насилие со стороны государства, захват Капитолия также стал свидетельством разницы в отношении к разным группам демонстрантов со стороны силовых структур, считает профессор Тейвайнен. Он говорит: «Совершенно ясно, что полиция и Нацгвардия иначе относилась к участникам акций в рамках движения против насилия со стороны полиции в отношении меньшинств». У Тейво Тейвайнен есть личный опыт участия в акциях гражданского протеста, в том числе, например, в захвате здания университета Хельсинки. Этот опыт, по словам Тейво, дает возможность сделать вывод о том,  насколько «важно поддерживать позитивные отношения с охраной и органами правопорядка. Однако, в случае с захватом Капитолия речь идет о том, насколько эффективно система безопасности в стране, которая является крупнейшей военной силой».

В связи с этим, по мнению профессора Тейвайнена, стоит ожидать более глубокого обсуждения права на оружие. Он объясняет: «В США в некоторых штатах законы позволяют участие вооруженных граждан в акциях протеста. Но это не касалось Вашингтона. Сейчас мир увидел огромное количество вооруженных людей, которые стекались в столицу из разных штатов. Более того, они сейчас обсуждают свой приезд в Вашингтон во время инаугурации. Профессор Тейвайнен говорит: «Я предполагаю усиление режима безопасности в связи с этим». Однако, Тейво Тейвайнен пытается остудить тех противников ультраправых, кто сейчас в пылу дебатов, призывает к тому, чтобы полиция могла открыть огонь на их поражение. «Не стоит забывать, что подобное расширение полномочий полиции в связи с одной политической группой будет также использовано против демонстрантов с противоположной политической повесткой», — предупреждает профессор Тейвайнен.

Об этом же в своем Твиттере говорит финский активист движения анархистов Антти Раутиайнен. Он пишет, что при желании любое граффити или перевернутую урну можно представить как «акт терроризма», если сейчас столкновение с полицией или захват административного здания будет расцениваться как акт «внутреннего терроризма».

Профессор Тейвайнен замечает: «Акция с захватом Капитолия имела черты как реальной попытки переворота, так и безумного шоу. Она представляла из себя любопытный гибридный случай, который, стоит отметить, не имел ничего общего со штурмом Смольного в 1917 году. В штурме участвовало слишком большое количество откровенных безумцев, которые не понимали, что они вообще делают в кабинетах Капитолия, кроме разсылки своих сэлфи. Это — одна из причин, почему, по мнению, профессора Тейвайнена, не стоит принимать на веру заявления Юсси Халло-ахо о его осуждении акции против основ демократии. «Просто для политика, который совсем недавно воспевал Трампа, это — досадная неловкость, конфуз. Для партии «Истинных финнов»— опасность не в этом. Они больше всего боятся остаться без поддержки умеренных консервативных кругов».