Отправить

Прошли ли вы вакцинацию от covid-19?
You are currently viewing В России хотят закрыть общество Мемориал
Иллюстрационная фотография. Автор: Александр Андриевич

В России хотят закрыть общество Мемориал

8 ноября этого года российская прокуратура инициировала закрытие историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Международный мемориал» и правозащитного центра «Мемориал».

Правозащитный центр является членом «Международного мемориала», но имеет отдельное юридическое лицо. В обоих исках сказано, что организации нужно ликвидировать, так как они «грубо нарушают» законодательство об иностранных агентах.


Правозащитный центр “Мемориал” был признан “иностранным агентом” в 2014 году, а Международный Мемориал был включен в этот реестр в 2016. Согласно закону, принятому Государственной Думой 13 июля 2012 года, “Под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента… понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ) (далее — иностранные источники), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации”.

В качестве оснований для требования закрытия двух старейших правозащитных организаций России им вменяют регулярное игнорирование наложенных на них обязательств после признания их “иностранными агентами”.

Старший юрист правозащитного центра “Мемориал” Татьяна Глушкова считает претензии абсурдными: “Грубым нарушением прокуратура сочла отсутствие маркировки на нескольких публикациях в интернете и книгах, которые лежали на стенде на книжной ярмарке в 2019 году — при том, что по каждому из этих эпизодов организации уже заплатили штрафы по 300-500 тысяч рублей”

Татьяна Глушкова говорит: “Грубое нарушение» законодательства об иностранных агентах — единственная причина, по которой хотят уничтожить Международный Мемориал. Подобная санкция очевидно абсурдна, так как несоразмерна масштабу «правонарушения» — даже если не принимать во внимание то обстоятельство, что закон об иностранных агентах изначально неправовой и дискриминационный”.

Правозащитному центру “Мемориал”, кроме нарушения законодательства об иностранных агентах, вменяют также «отрицание фактов, установленных вступившими в законную силу решениями» и «формирование мнения о допустимости участия в террористических и экстремистских организациях». За этими грозными словами скрывается ведение списка политических заключенных, которым ПЦ Мемориал занимается с 2008 года. То есть признание лица несправедливо осужденным за участие в терроризме приравнивается к формированию мнения о допустимости терроризма. Хотя каждая справка о политическом заключенном содержит указание, что «признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия Правозащитного центра «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий».

У меня есть давно сформированная личная позиция в отношении всех подобных обвинений в “экстремизме”, “оправдании насилия”, “деятельности в интересах третьих государств”. Я их не приемлю.

Моя позиция связана, в том числе, с личным опытом ношения таких клейм. В 2003 году я пришла работать в Общество Российско-Чеченской дружбы, где с 2000 года работало информационное агентство, которое объединяло вместе нижегородцев, чеченцев и ингушей. Нас терпели, пока мы не вмешались в большую и циничную политическую игру. Как-то не по-человечески все-таки вместе с террористами “мочить” и заложников. ОРЧД запретили как “экстремистскую организацию” в 2007 году.

Уже тогда было понятно, что начав нами, на нас не остановятся. Но попытка уничтожения правозащитного центра “Мемориал” запредельна по своему цинизму. Это — не эмоциональная оценка. Это — моя личная констатация факта.

Мне пришлось работать со многими сотрудниками “Мемориала” на Северном Кавказе. Наташа Эстемирова была убита летом 2009 года: ее убийцы до сих пор не то, что не наказаны. Они не установлены. Когда в 2005 году мне в Нижнем Новгороде надоедали угрозами всякого рода “неустановленные лица”, Наташа села в поезд и в тот же день приехала ко мне, чтобы поддержать. В 2006 году была убита Анна Политковская. Ряд причастных к ее смерти приговорены на сроки до 20 лет, но заказчик до сих пор не назван… Анна Политковская работала вместе с такими как Наташа Эстемирова. Она и правозащитный центр “Мемориал” неотделимы.

За что мстят “Мемориалу”... В случае ОРЧД власть мстила за нашу отчаянную попытку вмешаться в трагедию в Беслане. Ради спасения заложников. Юридические поводы для закрытия, конечно, были иными: публикации текстов в газете “Право-защита” под редакцией Станислава Дмитриевского или грантовые средства, интерпретируемые как прибыль. Я лично считаю, что роль ПЦ “Мемориал” в выигранном жертвами Беслана деле в Европейском Суде по Правам Человека могла быть последней каплей для некоторых во власти. В 2017 году суд обязал Россию выплатить заявителям почти 3 миллиона евро. По мнению ЕСПЧ, власти не приняли необходимых мер по защите жизней заложников и не установили обоснованность действий силовиков во время штурма школы. Все заявители получили компенсации.

Татьяна Глушкова говорит: “Я не связываю нынешнее преследование обоих Мемориалов с делом о захвате заложников в Беслане. Сейчас в России идет планомерная зачистка гражданского общества, сравнивание с землей всех, кто позволяет себе публичную критику власти. То, что Мемориал станет одной из первых мишеней, было вполне предсказуемо. Мы ожидали чего-то подобного если не с весны, то с лета точно. Что будет дальше? До чего дойдет государство в стремлении заставить замолчать всех недостаточно лояльных? Нам только предстоит это узнать…”