Аэропорт Алматы. Иллюстрационная фотография.

Казахстан: хронология событий глазами очевидцев

Казахстан: хронология событий глазами очевидцев

Аэропорт Алматы. Иллюстрационная фотография.

На данный момент ясно, что необходимо говорить о двух разных событиях, в которых участвовали разные люди. Первое событие — мирный социальный протест, вызванный резким повышением цен на сжиженный газ, который начался на западе страны, в Жанаозене и Актау. Хронологически это между вторым и четвертым января.

События в Алматы, которые начались во второй половине 4 января, можно характеризовать как попытку вооруженного переворота.

Обозреватель «Новой Газеты» Вячеслав Половинко рассказал: «Триггером протеста стало повышение цены на на сжиженный газ. Запад страны в основном ездит именно на нем, потому что это удобно, так как его там добывают. При этом, цена на него, по мнению жителей, неоправданно высока. 60 тенге (10 центов) , а стала 120 тенге. Причина в том, что с 1 января 2022 года весь газ продается операторами через электронные торги. До этого цена на газ сдерживалась искусственно. Люди возмутились. Они вышли к администрации города Жанаозен, потребовав, чтобы к ним вышел мэр. Но вышел только его заместитель, который сказал: «Во-первых, праздники. Отпуска у всех. Что вы хотите от нас… и вообще вы здесь собрались незаконно». Это обидело людей и они остались стоять на улице. Это стало известно президенту Токаеву. А он общается с народом через Твиттер. И он написал там 2 января, что дал поручение правительству проработать этот вопрос. А протестующим напомнил о необходимости соблюдать законность.

Вячеслав Половинко. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Но для многих в Жанаозене высказывание, брошенное в Твиттере, равнозначно пренебрежению. На следующий день цену на газ понизили с 120 до 90 тенге за литр. Люди восприняли это как насмешку, потому что они требовали понижения цены до 50 тенге. После этого к протесту присоединилась вся Мангистауская область, затем Атырау, Актюбинск. 3 января протест охватил западный Казахстан. На улицу вышли, от 500 человек в небольших городах до примерно 16 тысяч в Актау. Следующим решением, которое принял президент, было понизить цену до 50 тенге, но только для жителей Мангистауской области… Это восприняли крайне отрицательно и вместо экономических лозунгов стали выдвигать политические, потому что людям не хватает банально на жизнь. Они стали требовать отставки правительства, а заодно первого президента, который после своей формальной отставки в 2019 году фактически остался серым кардиналом. Мирный политический протест распространился на другие регионы Казахстана. Важно отметить, что все эти люди вели себя мирно. И с этим согласна даже действующая власть. Утром 4 числа все было спокойно и мирно».

Казахстанский правозащитник Евгений Жовтис также подтвердил, что ситуация в Алматы стала меняться вечером 4 января. По его словам, на центральной площади города собралась толпа, которая сильно отличалась по составу от участников мирных акций. Полиция применила спецсредства в отношении именно этой группы. Кроме того, отдельные группы тех, кто принимал участие в погромах, формировались в нескольких точках города и в пригородах, особенно в поселках на северо-западе. Ситуация начала выходить из-под контроля ночью с 4 на 5 января. По словам Жовтиса, точно указать численность групп погромщиков невозможно. Однако он уверен, что речь шла о как минимум десяти тысячах. Официальные данные о двадцати тысячах тоже могут оказаться реальностью.

Из кого состояли эти группы? «Самая большая часть — сельская маргинализованная казахоязычная молодежь, которая стекалась в крупный город в поисках работы и осела в пригородных поселках. В толпе явно работали профессиональные провокаторы, целью которых было именно разжигание насилия. Однозначно там были исламисты. Также участвовали криминальные элементы, которые курировали рынки города». По словам Евгения, один из крупных отрядов боевиков был сформирован в районе рынка «Алтын Орда», принадлежащий брату первого президента Болату Назарбаеву.

5 января президент Токаев ввел режим чрезвычайного положения и отправил в отставку правительство. Вячеслав Половинко объясняет: «Это означало, что управление регионами и городами перешло к военным комендатурам. Были ограничены возможности связи и передвижения. Было запрещено проведение свадеб и похорон». Половинко также считает, что подмена протеста стала происходить со второй половины 4 января. «Те мирные протестующие, которые были на площади, отошли на второй план, а в городе Алматы появились хорошо вооруженные люди в неизвестном количестве. Они начали крушить город. Я уверен, что перед ними изначально стояла именно такая задача».

Были захвачены и сожжены здания мэрии, прокуратуры, офис правящей партии «Нур Отан». Стали нападать на силовиков и жечь полицейские машины. Все это происходило при достаточно серьезном попустительстве самих силовиков. В какой-то момент их стало совсем мало или не осталось вообще». Вячеслав подчеркивает, что государственное телевидение прямо сказало, что за сорок минут до нападения на аэропорт с него сняли всю охрану, открыв захватчикам дорогу. Без боя было захвачено здание КНБ, которое должно было охраняться как крепость. Было украдено все оружие. Кроме того, захватчикам подвозили оружие на машинах. Они продолжили крушить, жечь машины спецтехники (пожарные и машины скорой помощи), а некоторые из них поехали в другие города.

Об этом говорит и одна из журналисток города Уральск на западе страны, попросившая не указывать ее имя. По информации на 10 января, часть вооруженных людей, которые смогли выйти из Алматы после того, как в городе начались зачистки силами подразделений МВД Казахстана, пытаются пройти в направлении города Аксай. Это — еще один важный центр нефти и газодобычи. Журналистка пишет: «В Аксае сейчас сложная обстановка. Туда заехали боевики, как говорят наши полицейские».

Евгений Жовтис в телефонном разговоре утром 10 января сказал мне, что среди нападавших наверняка было много тех, по кому ударила пандемия, инфляция, падение цены на нефть, повлияли общий беспредел и нарастающая ненависть к полиции. По его мнению, за событиями 4-6 января не было единого организационного центра. Он сказал: «Все случилось согласно эффекту домино. Сработало сразу несколько факторов. Не случайно президент Токаев во время своего первого обращения к народу два раза использовал слово «заговорщики» и заявил, что он никуда не собирается уезжать. Возможно, уже тогда на него оказывалось давление. После этого он начал делать эмоциональные шаги и резкие заявления, чтобы перехватить инициативу».

Вячеслав Половинко подчеркивает, что Алматы практически был отдан нападавшим на растерзание. Однако, по его мнению, если существовал некий заговор с целью «подвинуть» Токаева, то участниками заговора могли быть ключевые фигуры в силовом блоке. «Хотя в нашем обществе распространено мнение, что, мол, все полицейские — плохие люди, однако, их большая часть — профессионалы своего дела и люди, которые выполняют свой долг. Они защищали вверенный им участок и рисковали своей жизнью не ради президента, а ради страны. Они видели перед собой людей, которые на них нападают, которые нападают на мирных граждан и уничтожают город. Я думаю, что примеров героизма было множество. 8 января, например, были похороны полковника, который прикрыл собой людей, когда в них врезался грузовик. Однако даже такие примеры самопожертвования государственная пропаганда выдает дозированно, без особого подчеркивания героизма».

В течение этих нескольких дней я получила несколько десятков сообщений от жителей Казахстана. Это были как аудио, так и текстовые файлы.

Привожу несколько из них. Ведь свидетельства людей являются той базой, которая мнения превращает в факты, избавляя нас от слухов.

Свидетельства очевидцев

Данияр Адильбеков, журналист: «В первую очередь, людям за пределами Казахстана надо понять, что у президента Токаева есть поддержка народа. Она была до 5 января, когда мирный протест превратили в насилие. Она есть у него после 5 января. Мы ждём 11 января, когда будет предложена кандидатура нового премьера. Протест был вызван недовольством тем, что члены семьи Назарбаева вели себя так, как будто бы Казахстан был их личной собственностью. Но мы не до конца понимали масштаб проблемы”.

Бибигюль живет в Астане. Надо отметить, что все, с кем я говорила, предпочитают называть Нур-Султан именно Астаной. Она говорит: «Протестное настроение в обществе накопилось и оно будет время от времени подниматься. Люди должны быть услышаны. Я сама ходила в прошлом году на митинг в Астане против принудительной вакцинации. Полиция разогнала толпу, меня с подругой чуть не затолкали в автозак. Шок, конечно. В этот раз митинги были сначала мирными, а затем уже ими воспользовались салафиты и приезжие маргиналы. В Алматы живут мои родственники, друзья. Алматинцы любят свой город, также как и питерцы, например. Ни один из них не будет его жечь или рушить. Салафитов действительно много появилось последние годы. Причем, и в бизнесе, и в госструктурах. Кроме того, в Казахстане клановый олигархический капитализм. Перманентная борьба за власть и передел сфер влияния — вот что происходит. Страдает народ».

Елена живет в Алматы. Ее дом совсем рядом с сожженным зданием акимата (мэрии) города. Аудиосообщение от нее: «В первый день многие жители нашего дома получили смс-ки с угрозами подготовить для сдачи деньги и драгоценности. Была попытка захвата, но мужики оказали сопротивление. А потом наши соседи с верхних этажей эвакуировали к себе людей, у которых квартиры были на первом этаже. В том числе, меня и мою собаку. Входной вестибюль забаррикадировали. Отдельно хочу сказать тем, кто врет. Мы буквально возненавидели Евроньюс за эти дни. Ага, «мирные» жители… Мы что не видим, что происходит? Мирные жители будут стрелять из боевого оружия и поджигать скорые? Мирные жители будут грабить и захватывать клиники и аэропорт?»

«Одноклассник моего друга» прислал аудиосообщение: «Захвачена 7я больница. Там боевики не отступают, заставляют врачей делать операции своим раненым. Захвачен телецентр Хабар, Мир-24. Там отстреливаются. Буквально две минуты назад говорил со знакомым, он включил громкую связь и я слышал очереди. Ниже Алматы на Пятилетке захватили оружейный склад. Военные вроде бы их выбили, но они смогли убежать вместе с оружием. У боевиков очень много оружия. Но ситуация постепенно стабилизируется. Город, ребята, вы не узнаете…»

Мнения по поводу ввод сил ОДКБ

Бибигюль, жительница Астаны: «Поначалу не очень понимала, думала, неужели сами не справимся? Но чуть позже, получив больше инфо от своих родных, поняла, что это была адекватная мера. Она спасла много жизней”.

Евгений Жовтис, правозащитник, Алматы: «Токаев спешил, потому что у него не было уверенности в лояльности верхушки правоохранительных органов. Ему надо было продемонстрировать заговорщикам свою решительность. Действительно, сейчас мы видим, что силы ОДКБ ни в чем не принимают участия, кроме охраны важных объектов. Зачистки проводят спецподразделения МВД «Арыстан» и «Арлан», а также Национальная Гвардия Казахстана».

Вячеслав Половинко, «Новая Газета»: «В условиях дефицита времени и отказа от сотрудничества со своими силовиками у него другого выбора не было. Проще говоря, или он всех свалит, либо его быстро свалят».

Шахида Туляганова
Фото: Rfe/Rl

Шахида Туляганова, журналист-расследователь, Лондон, «Все началось с абсолютно легитимных мирных протестов. Токаев повел себя достойно, выполнив требования протестовавших. В то же время ситуацией воспользовались те, кто хотел прийти к власти через госпереворот. Поэтому эпицентром событий стал город Алматы, юг Казахстана, «вотчина» тех же племянников Назарбаева, Абиша и Кайрата Сатыбалды. Кроме того, Алматы рядом с Китаем, а китайский фактор ни в коем случае нельзя списывать… Китаю нужно иметь в Казахстане руководителя, который был бы им лоялен. У Китая серьезные интересы в Казахстане, в том числе исторические. Китай считает, что южный Казахстан был отнят у них. Поэтому вмешиваясь в ситуацию в Казахстане, они хотят обеспечить лояльное себе руководство. Те группировки внутри Казахстана, которые готовили захват власти, воспользовались мирным протестом, чтобы развязать хаос. Это — полный провал КНБ. Ввод войск ОДКБ — мера беспрецедентная, но у Токаева не было другого выбора. Иначе мы бы потеряли Казахстан. Это стало бы началом гражданской войны. Это не ввод российских войск. Это ввод войск ОДКБ, и это помогло сохранить государственность Казахстана».

Поделиться

Подари подписку на «Финскую газету» !

Вторник, 6 декабря 2022 г.
пасмурно
-1°

Влажность: 88%
Ветер: 1 м/с