Подробный анализ трагических событий в Казахстане

Иллюстрационная фотография. Фото: Татьяна Леонгард.

Сейчас уже нет никаких сомнений в том, что трагические события в Казахстане 2-6 января были двумя событиями, взаимосвязанными, но разными. 

2 января на западе страны — в Жанаозене и Актау — начался мирный протест, спровоцированный резким подорожанием сжиженного газа. То, что началось днем 4 января можно охарактеризовать как попытку дестабилизации ситуации в некоторых регионах страны с использованием вооруженных групп.  

Корреспондент «Новой газеты» Вячеслав Половинко, сам уроженец Казахстана, рассказывает: «В западной части страны газ — основное топливо. Это удобно, потому что там его и качают. Жители сочли цену, установленную 1 января, завышенной. До этого они платили 60 тенге и вдруг неожиданно цену подняли до 120». Половинко объясняет: «причина была в переводе всей торговли газом через электронные торги с 1 января 2022, в то время как прежняя цена была субсидированной». 

Возмущенные люди собрались у мэрии Жанаозена и потребовали, чтобы к ним вышел мэр. Но вышел его заместитель, который сказал: «Праздники, все в отпуске, собрание незаконно». Люди возмутились и остались на площади. 

О том, что началось в Жанаозене, узнал президент Касым-Жомарт Токаев. Основной метод коммуникации Токаева — через аккаунт в Твиттере. 2 января он написал, что отдал распоряжение правительству решить проблему. А протестующим напомнил о важности соблюдения законности. 

Уральск. К протестующим вышел представитель МВД.

Вячеслав Половинко объясняет: «В Жанаозене работают много и тяжело. Им нет дела до Твиттера. Они сочли высказывание президента высокомерным». Протест продолжился, несмотря на то, что на следующий день цена на сжиженный газ была снижена до 90 тенге.  Люди сочли это издевательством: ведь они требовали снижения цены до 50 тенге. 

На этом этапе к к протесту присоединилась вся Мангистауская область, затем Атырауская и Актюбинская. 3 января протест охватил весь западный Казахстан. В некоторых городах на площади вышло около пяти сотен человек, а в Актау количество протестующих оценивалось примерно в 16 тысяч человек. 

Были города, в которых как такового протеста не было, хотя люди поддерживали справедливость требований. Так, в городе Степногорске на центральную площадь вышел только один человек. Его зовут Артем Сочнев. Через свой канал в YouTube, Артем сказал, что повышение цены на газ означает повышение платы за проезд в автобусах, рост цен на продукты и коммунальные услуги. 

Когда протестовал уже весь запад страны, президент Токаев объявил о снижении цены на газ до 50 тенге. Но только в Мангистауской области. Реакция людей на такое решение была очень негативной. Вместо экономических требований появились политические. У большинства людей в Казахстане не хватает денег, чтобы дожить до следующей зарплаты. В некоторых регионах зарплата, эквивалентная 250 евро, считается хорошей. 

Люди стали требовать ухода правительства и первого президента страны Нурсултана Назарбаева из политики и экономики. 

Житель города Уральск, расположенного на западе Казахстана, Аскар Шайгумаров в интервью «Финской Газете» сказал: «Казахстанцам не нужен второй Назарбаев. А кланы и олигархи и дальше будут использовать недовольство в своих интересах и подкидывать дровишки». 

Уже политический, но все еще мирный протест распространился на другие регионы Казахстана. То, что вплоть до второй половины 4 января все протестующие действовали мирно, признает даже правительство.

Начало беспорядков

Алматинский правозащитник Евгений Жовтис подтверждает, что ситуация в Алматы начала меняться вечером 4 января. По его словам, на центральной площади собралась толпа людей, отличающихся по составу от мирных протестующих. Именно в их отношении полиция применила спецсредства в первый раз. Он также рассказал, «Те, кто потом участвовал в погромах и грабежах, группировались в нескольких районах и пригородах, особенно на северо-западе Алматы. Город погрузился в хаос ночью 5-6 января». 

Силы спецназа на улице в Алматы. Фото: Татьяна Леонгард.

По словам Жовтиса, наиболее многочисленной группой была маргинальная молодежь из сельской местности, которая приехала в большой город в поисках работы и поселилась в пригородах. Кроме того, в толпе действовали профессиональные провокаторы, сознательно стремившиеся к разжиганию насилия, а также исламисты. «Также среди них были полукриминальные группы из числа тех, что контролировали  рынки города. По некоторой информации, одна из больших групп боевиков была сформирована  в районе рынка «Алтын Орда», который принадлежит Болату Назарбаеву, брату бывшего президента», сказал Евгений Жовтис. 

Журналист «Новой газеты» Половинко также утверждает, что протест превратился в хаос с насилием после полудня 4 января. «Те мирные протестующие, которые были на площади, отошли на второй план, а в городе Алматы появились хорошо вооруженные люди в большом количестве. Они начали крушить город. Я уверен, что перед ними изначально стояла именно такая задача». 

5 января президент Токаев отправил в отставку правительство. И объявил чрезвычайное положение. Управление регионами и городами перешло к военным комендатурам. Были ограничены возможности связи и передвижения. Было запрещено проведение свадеб и похорон.  

Сожженые грузовики в центре Алматы. Фото: Татьяна Леонгард.

Половинко говорит: «Начались нападения на силовиков и поджоги полицейских машин. Все это происходило при попустительстве самих силовиков. В какой-то момент их стало совсем мало или не осталось вообще. Государственное телевидение сообщило, что за сорок минут до нападения на аэропорт с него сняли всю охрану, открыв захватчикам дорогу. Без боя было захвачено здание КНБ, которое должно было охраняться как крепость. Там украли все оружие. Кроме того, тем, кто участвовал в погромах, подвозили оружие на машинах». 

О роли провокаторов в разжигании насилия рассказывает и Аскар Шайгумаров. Он говорит: «В Уральске ни акимат, ни магазины не пострадали. Хотя были провокаторы, которые пытались ворваться в акимат. Пока в центре было «стояние» на площади, группа провокаторов пыталась раскачать ситуацию. Их увещевали сами протестующие. А потом, в ночь с 4 на 5, людей на площади стало меньше и эту агрессивную группу разогнали дымовыми шашками». 

Ввод сил ОДКБ

Президент Токаев обратился к ОДКБ с просьбой о помощи вечером 5 января. Еще днем того же дня как представители России, так и представители других соседних с Казахстаном государств характеризовали конфликт как внутренний и выражали надежду, что руководство страны справится самостоятельно. Президент Токаев сослался на «террористическую угрозу и участие сил, подготовленных извне». 

Банкоматы стали желанной добычей для мародеров. Алматы. Фото: Татьяна Леонгард.

Численность контингента ОДКБ составила 2030 человек и 250 единиц техники. В операции участвовали вооруженные силы России, Беларуси, Киргизии, Армении, Таджикистана. Все мои собеседники из Казахстана подтвердили, что силы ОДКБ не участвовали ни в подавлении беспорядков, ни в зачистках города и его окрестностей. Они были задействованы только в охране важных государственных объектов. 

Операция началась 7 января и закончилась 13, когда силы ОДКБ стали передавать охраняемые ими объекты вооруженным силам и правоохранительным органам Казахстана. 19 января все представители миротворческого контингента ОДКБ покинули территорию страны. 

Аскар Шайгумаров: «То, что произошло в Казахстане — борьба кланов за власть…События 4-6 января могли стать кровавым транзитом власти. Конечно, у России тут есть геополитический интерес. Они быстро откликнулись на просьбу президента Токаева, в том числе, потому, что им нужно было использовать представившуюся возможность обкатать реальные возможности ОДКБ. Сейчас весь мир понимает, что ОДКБ — альянс, который что-то может.”. 

Каматай Хамидуллин, Астана, главный редактор газеты «Вести Астаны»: «Как патриоту мне не хотелось бы, чтобы в Казахстане находились вооруженные силы других стран. В этом я солидарен со многими нашими людьми. Но в данном случае я уверен, что президент поступил правильно. Это был момент истины. На мой взгляд, в те дни на кону стояло будущее Казахстана. А тем, кто голословно заявляет о якобы мирном характере протестов в Казахстане, я хочу посоветовать посмотреть видео с гробами молодых курсантов и офицеров Академии погранслужбы и то, как прощались с ними их семьи. Безусловно, в те дни решалась судьба государственности Казахстана». 

Бибигюль, жительница Астаны: «Поначалу не очень понимала, думала, неужели сами не справимся? Но чуть позже, получив больше инфо от своих родных, поняла, что это была адекватная мера. Она спасла много жизней”.

Евгений Жовтис, правозащитник, Алматы: «Токаев спешил, потому что у него не было уверенности в лояльности правоохранительных органов. Ему надо было продемонстрировать заговорщикам свою решительность в ряде регионов, особенно на юге. Действительно, сейчас мы видим, что силы ОДКБ ни в чем не принимают участия, кроме охраны важных объектов. Зачистки проводили спецподразделение МВД «Арыстан» и спецподразделение Комитета национальной безопасности «Арлан», а также Национальная Гвардия».

Вячеслав Половинко, «Новая Газета»: «В условиях дефицита времени и отказа от сотрудничества со своими силовиками у него другого выбора не было. Проще говоря, или он всех свалит, либо его быстро свалят».

Кто виноват? 

Первого президента страны Нурсултана Назарбаева не было ни видно, ни слышно вплоть до 18 января. Он объявил, что он простой пенсионер, что вся полнота власти у Токаева, что Токаеву же будут переданы полномочия лидера правящей партии «Нур Отан». 

При этом, президент Токаев начал снимать верхушку силового блока страны, начиная с 8 января.  Масштаб зачистки руководства Комитета национальной безопасности дает понять, что эта структура представляла опасность для страны. 

9 января были сняты со своих должностей два заместителя председателя КНБ, Марат Осипов и Даулет Ергожин. По обвинению в госизмене был задержан бывший глава КНБ Карим Масимов. Также был задержан один из криминальных лидеров Казахстана Арман Джумагельдиев, о котором говорили как о человеке, который находился под контролем КНБ.

Аэропорт Алматы. Иллюстрационная фотография.

11 января президент Токаев выступил в парламенте страны, где заявил, что ряд сотрудников КНБ оказались неверны государству. В тот же день появились сообщения о том, что в отставку с поста первого заместителя КНБ отправлен могущественный Самат Абиш, племянник Нурсултана Назарбаева. 

Наступила очередь других членов семьи Назарбаева. Димаш Досанов, муж младшей дочери Назарбаева Алии, «ушел» с поста гендиректора государственной компании «КазТрансОйл», а муж старшей дочери Дариги — Кайрат Шарипбаев — покинул кресло председателя правления национальной компании «КазТрансГаз». 

Жертвы и последствия

Евгений Жовтис говорит: «Ситуация успокоилась. Информация уточняется. Задержаны несколько иностранцев. Вроде бы, они таджики, узбеки и киргизы. Но сколько их и в чем их обвиняют — непонятно. Никаких данных о том, что в событиях участвовали представители дальнего зарубежья, пока нет. Некоторым уже предъявлены обвинения: это те, кто занимался грабежами. Они — граждане Казахстана. Кстати, не только из пригородов. Но и те, кто жил в самой Алмате и решил поправить свое материальное положение. Пару человек задержали в поезде, который шел на Атырау. Они везли кучу награбленной в Алматы парфюмерии». 

Кадры, сделанные в момент разгона демонстрации. Уральск.

В дни, когда спецподразделения МВД и КНБ Казахстана, а также Национальная Гвардия проводили зачистки, поступала информация о не менее 10 тысячах задержанных. Однако это число относилось к общему числу задержанных, которых забирали в ходе зачисток, но вскоре отпускали.

Жовтис подчеркивает: «В ходе зачисток масштабно применяли пытки. Это неоспоримо. Людей избивали. Очень много людей запуганы.  Совершенно незаконно берут подписки о неразглашении. «Мол, если скажешь, что тебя тут били, посадим». Били, в основном полицейские, Нацгвардия и военные при задержании». Он рассказывает: «К нам поступила информация о парне, который был очень сильно избит. 4 января он был на площади до полвосьмого, снимал события на камеру телефона. Его через некоторое время остановили с другом и незаконно проверили их телефоны. У друга ничего не было, а его задержали из-за фотографий, а потом три дня били. Дело дошло до того, что МВД вчера заявило, что не добровольное изъятие и просмотр телефона или изъятие его без санкции суда незаконны, но отец этого парня отказался писать заявление, так как боится, что ему будет хуже». 

Показательна ситуация гражданина Киргизстана, известного джазового музыканта Викрама Рузахунова. Он приехал в Казахстан 2 января, чтобы принять участие в концертах. Когда начались события в Алматы, он не выходил из дома. Викрам решил вернуться домой на такси. Но машина была остановлена военным патрулем и он был задержан. При задержании сильно избит. Викрам согласился оговорить себя на камеру в надежде, что его таким образом увидят родные и друзья, и спасут. Его расчет оправдался. Когда казахстанские силовики предъявили общественности «террориста», который согласился участвовать в погромах за две сотни долларов, разразился скандал. Рузахунова освободили и передали в Киргизстан. По словам его друзей в Бишкеке, с которыми мне удалось связаться, в настоящее время Викрам Рузахунов проходит лечение в больнице. 

Евгений Жовтис рассказывает: «Прокуратура напряглась, потому что президент распорядился смягчить наказания и остановить пытки. Начинают пресекать избиения, но за пять дней задержаний было избито очень много людей. С 13 января в ряде регионов начали допускать адвокатов. Однако, 20 тысяч боевиков нам так и не показали, как и доказательств работы международной террористической сети». 

На данный момент, по оценке Генеральной прокуратуры Казахстана, в ходе событий 4-6 января погибло не менее 225 человек. Люди продолжают разыскивать своих родственников и требуют опубликовать поименные списки всех погибших, среди которых есть женщины и дети. 

Всего по Казахстану количество пострадавших оценивается в 4578 человек, из которых более 4 тысяч ранены. 

Что дальше? 

Все мои собеседники говорят, что от президента Токаева ждут реальных политических реформ, а также пересмотра политически-мотивированных дел, которыми славилось КНБ в отношении журналистов, блогеров, оппозиционных политиков. Также люди требуют полного оправдания всех жертв событий в Жанаозене 2011 года, когда по приказу Назарбаева были расстреляны бастовавшие нефтяники. 

Евгений Жовтис говорит: «Токаев сделал несколько заявлений о смягчении наказаний. Во-первых, он сказал, что не надо сажать тех, кто что-то по мелочи украл. Во-вторых, он сказал, что не надо привлекать к ответственности участников мирных протестов. Посмотрим, как это будет реализовываться». 

Астана, зимний вид с левого берега.

А пока в отношении Артема Сочнева, блогера из Степногорска, который просто сказал о поддержке мирного протеста, возбуждено уголовное дело по статье, связанной с «разжиганием социальной, национальной, родовой и прочих видов розни». 

На мой вопрос, что делать властям Казахстана, если они действительно хотят избежать новой волны протестов, Артем говорит: «Им надо вникнуть в суть проблем. Сейчас они создали фонд для оказания социальной помощи народу Казахстана. Урановое предприятие города уже направило туда 350 миллионов тенге.  Но рабочие получают мало. И они возмущаются: лучше бы нам зарплату подняли… Вот вам пример проблемы из ничего. Деньги куда-то уйдут, а работяги, которые дышат ураном, ничего не получат. Вроде бы хотят лучше, а получается хуже. Широкие мазки — мы вот тут цены поднимем, а эти цены заморозим — не решат проблем». 

Что будет дальше, пока неясно. Казахстанские правозащитники создали альянс в поддержку фундаментальных прав. Они собирают информацию со всех регионов страны и создают прямые линии для оказания консультаций. 

Поделиться

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в vk

Подари подписку на «Финскую газету» !

Понедельник, 16 мая 2022 г.
ясно
9.4°

Влажность: 60%
Ветер: 1.71 м/с