Выставка в Вантаа. Фото: Оксана Челышева.

«Фактическое положение дел» и другие выставки Минны Хенриксон

«Фактическое положение дел» и другие выставки Минны Хенриксон

Выставка в Вантаа. Фото: Оксана Челышева.

Художественная среда Финляндии остается площадкой, где ставятся жесткие вопросы и идет активная дискуссия, в том числе, по самым острым вопросам современности.

Война и мир. История и нация. Защита окружающей среды. Одиночество. Это — некоторые из тем, которые представляют художники Финляндии в своих работах.

Минна Хенрикссон — одна из самых ярких фигур художественных кругов Финляндии. Она родилась в Оулу в 1976 году. В своей работе Минна постоянно обращается к истории Финляндии. Работая в архивах, она открывает факты, которые становятся темами ее работ.

Сейчас с творчеством Минны Хенрикссон можно ознакомиться в художественной галерее Ванты, где до середины марта представлен ее совместный проект с Диего Бруно «Фактическое положение дел». Моя же первая встреча с творчеством Минны Хенрикссон случилась 4 февраля в городе Мянтяя, где в музее Серлакиус-Густав открылась еще одна совместная выставка Минны с Ахмедом Аль-Навазом. Она называется «Генезис». Выставка предлагает альтернативный взгляд на историю города Мянття-Вилпулла.

Музей в Мянття.

Это сейчас Мянття — город искусств, в котором находятся два очень знаковых музея современного искусства Финляндии — Серлакиуса Геста и Серлакиуса Густава. А Мянття прошлого — город рабочих, жизнь которых зависела от целлюлозной фабрики.

Центральная Финляндия 19-го века — регион быстрого развития финской промышленности. Их собственники, к которым относилось и семейство Серлакиус разбогатели до такой степени, что получили прозвище «бумажных дьяволов». Они же себя видели демиургами, которые решают чему быть и чему не быть. Выставка «Генезис» размещена в здании бывшего управления целлюлозной фабрикой, которая принадлежала семье Серлакиус.

Само здание — удивительный по красоте памятник архитектуры, фойе которого украшено фризом, темой которого является именно ключевая роль семьи фабрикантов в истории города. Основная работа этой выставки Минны Хенрикксон и Ахмеда Аль-Наваза — тканый ковер с переработанными образами фриза. Основное отличие от него — акцент на роли человека труда в том самом генезисе города и его пространства.

Фрагмент ковра.

Выбор места экспозиции не был случаен. Чтобы достичь такого же воздействия на зрителей, выставка в любом ином месте потребовала бы воссоздания не только  здания музея, но и самого завода.

Экспозиция выставки «Генезис» — это не только альтернативная  история города, который с момента создания фабрики был неразрывно связан с фамилией семьи Серлакиус. Это — попытка обратить внимание на абсолютно незаметных людей, которые жили в этом городе в одно время с представителями семьи «отцов города». В одном из залов на конторских столах лежат архивные фотографии рабочих того времени. Кроме этого, там же можно ознакомиться с копиями архивных материалов. Среди них особое внимание привлекают факсимиле «черных списков», которые были в ходу среди финских промышленников даже в послевоенные годы. Оказывается, и тогда принадлежность к профсоюзу или, упаси Боже, к Компартии Финляндии могла быть расценена как препятствие приему на работу.

Серлакиусы оставили свой след в истории искусства Финляндии, будучи спонсорами ряда ведущих мастеров. Многие из них представлены в залах экспозиции «Генезис». И на всех полотнах — великолепные пейзажи финской природы.

Лес — сырье для целлюлозной промышленности. Нет деревьев — нет бумаги. Авторы нового «Генезиса» говорят своей работой: Серлакиусы создавали национальный миф Финляндии, мифологизируя и поэтизируя леса, но они же и вырубали эти леса. Открывая выставку, Минна и Ахмед сказали, что «лицемерие в отношениях между капиталом и исскуством» — одна из тем экспозиции.

В одном из залов музея — в бывшем кабинете хозяина фабрики — висит картина, тема которой — доставка бревен на фабрику зимой. Лошадь. Полозья. Бревна, аккуратно перетянутые канатом. И фигуры, которые удаляются от нас по зимней дороге. А рядом — отрывки из переписки между автором — художником Альваром Кавеном (Alvar Cawen, 1886-1935) и одним из Серлакиусов. Меценат, отвечая на вежливую просьбу художника оценить эскиз картины, отдает распоряжение о том, чтобы бревна на полотне были уложены более аккуратно.

С работам Минны нужно знакомиться вдумчиво. Она знакомит своего зрителя с  историческими фактами, которые абсолютно выбиваются из версии истории, подстриженной под «английский сад». Минна осмеливается задавать задавать вопросы к тому, что понимают под национальной идентичностью, считая ее искусственным конструктом. Она осмеливается ставить под сомнение теорию государства. Она не боится напоминать о неудобных страницах истории.

На выставке «Фактическое положение дел» в художественной галерее города Ванта вы узнаете о группах антивоенного сопротивления, которое действовало в Турку во время Второй мировой войны. Минна напоминает о судьбе Мауно Олави Лайхо, последнего гражданина Финляндии, подвергшегося казни в 1944 году. Его расстреляли за два дня до перемирия.

Минна Хенрикссон напоминает, что не все финны были в восторге от союза своей страны с Германией. Согласно документам, которые Минна обнаружила в архивах, в Финляндии в годы войны дезертирами стали от 18 до 30 тысяч человек. Один из экспонатов — карта, на которой обозначены раскрытые полицией убежища этих людей, в том числе, в лесах вокруг Ванты. Минна использует в своих работах архивные документы, которые, например, рассказывают о переписке между комиссаром полиции Турку и инспектором полиции по округам Турку и Пори о том, что на улицах не раз находили картонные буквы V с антивоенными лозунгами. И этот отчет был датирован 15 октября 1941 года.

Минна напоминает о том, что в марте 1946 года прошла поминальная служба на кладбище Малми, которая собрала около 10 тысяч человек. Художница нашла свидетельства того, что приговоренные к смерти действительно пели «Интернационал» перед казнью. Это тоже фиксировали полицейские отчеты. Она рассказывает о том, что плиты на безымянных могилах Марты Коскинен и Урхо Кайпайнена были тайно установлены еще во время войны.

На одной из стен галереи Ванты рядом с картиной Минны написано: «…Когда гробы бойцов Сопротивления, казненных в Оулу, стали собирать для перезахоронения в Турку, собралось много свидетелей. Кто-то сказал: «Мы несем наших товарищей к поезду». На улицах Оулу появились плакаты с надписью «Могилы говорят».

В феврале этого Совет Европы представил очередной доклад «Свободные творить: художественная свобода в Европе». В докладе приводятся слова Марии Пейчинович Бурич, 14-го Генсека Совета Европы: «В условиях, когда демократия находится под большим давлением, ключевая роль искусства и культуры как мощного средства поддержания конструктивного диалога в демократических, разнообразных и открытых обществах становится все более очевидной. Право на свободу художественного выражения является ключом к этому и обеспечивает плюрализм и жизнеспособность демократического процесса». Творчество таких финских художников как Минна Хенрикссон — один из наиболее убедительных доводов о том, что Финляндия не случайно находится в десятке стран, гарантирующих свободу выражения.

Оксана Челышева

Семена из крокодила

В воскресенье 17 марта в музее архитектуры Финляндии довелось познакомиться

Музейная весна Хельсинки

Этой весной любители искусства могут встретиться с полотнами таких финских художников как Ээро Ярнефельт, Хелена