ВНИМАНИЕ ОПРОС!

Отправить


Результаты опроса — Вы собираетесь делать прививку от коронавируса?
История одной эмиграции
Анастасия: 9 лет, ученица 3-го класса Соукканкоулу. Хобби: фигурное катание; кружки театрального искусства, клуб юных поваров и художественная школа. Ана: 7 лет, ученица 1-го класса Соукканкоулу. Хобби: танцы и кружок театрального искусства.

История одной эмиграции

Говорят, что если один раз испытаешь чувство полета, то твои глаза навечно будут устремлены в небо и ты обречен тосковать о нем. Будучи детьми, мы часто летаем в наших снах, с легкостью отрываемся от земли, меняем неосознанно время и пространство, а потом при первых ярких лучах света в окне так же легко об этом забываем. Повзрослев, мы обретаем свободу днем, только вот ночью всё больше перелистываем страницы назад и заново переживаем тревоги и туманный вид знакомых лиц.

Часто ли ты, взрослый читатель, летаешь во сне? Я – нет, но когда я всё-таки взлетаю, то радуюсь, как ребенок, пытаясь удержать это наслаждение как можно дольше, даже уже наяву. Наяву полеты другие, и покупая их, мы наполняем их ожиданиями и надеждой. Мой первый полет на большом самолете я испытала, будучи уже взрослой. Зрелый дядька, увидев мои возбужденные, широко распахнутые глазища, вежливо уступил мне место у иллюминатора, тем самым позволив мне насладиться сполна пушистыми облаками и медленно меняющимися картинками. Тогда я оставляла позади разочарование, связанное с беспомощностью перед коррумпированной системой и свое бессилие что-нибудь изменить. Я надолго улетала к новому счастью, навстречу новой самой себе. Это была первая глава об эмиграции, мой первый билет в одну сторону.

ОАЭ – страну эту я не выбирала, то была лишь воля случая. Там я познакомилась с неравенством, тоской и гневом. Меня поразили местные обычаи и многообразие национальных колоритов, десятки акцентов английского языка и реалии закадровой жизни. За полгода я выплакала все слезы, научилась ставить задачи и медленно решать их. Да, было солнце и пляжи, новые лица и веселье. Мы много путешествовали, заполнив диски тоннами фотографий, а себя разноцветным опытом, но всё же конечная цель была совсем другой – выбрать рейс, нарастить крылья и улететь в другом, правильном направлении.

Спустя много лет вместе с крыльями подрастали уже и детки. За эти годы я успела выучить мелодии многих аэропортов, научилась собирать чемоданы за пару часов, а еще планировать свое бытие на многие месяцы вперед. Когда пришло время, я с радостью поменяла образ целеустремленной девицы на роль любящей жены и заботливой мамы. Быть мамой – это совсем другой космос. Там есть ты и все твои обязанности, а еще есть твое дитя, совсем юное создание, которое заряжает тебя радостью и нежностью, когда сладко спит, укутанное с любовью в теплое одеяло. Блаженная ответственность накрывает тебя с головой, направляя жизнь в незапланированные русла. Теперь ты для всех и все за тебя. Появление деток в нашей с мужем жизни точно и ясно очертило наш путь, задав одно направление, в то же время существенно сузив временные возможности.

В 2016 году мы купили тот долгожданный, очередной билет в одно направление для всей семьи. Мы летим в Финляндию, страну-сказку с чистой питьевой водой из-под крана и бегающими по дворам зайцами. Впереди была «интеграция» – наша (к чему мы вроде бы были готовы) и наших детей. На этот раз мелодия в аэропорту звучала по-другому. Грусть и слезы, надежды на лучшее.

Нет, я больше не люблю летать наяву, ведь полеты – всегда расставания. Расставание — это печальный шаг, который вынуждены сделать люди по разным причинам, ограничив тем самым своё общение временем или расстоянием.

Впереди меня ждут встречи новые,

Ярких чувств, эмоций, впечатлений

Карусель закружит невесомая,

Будет всё отлично, нет сомнений…

Интеграция

В переводе с латыни «интеграция» — это «вставка, соединение». Рассуждая логически, делаю вывод, что «интегрироваться» – вставлять себя в единое, целое сообщество. Этот термин легко понять, но, увы, не так просто реализовать, как я задумала. Принимая решение об эмиграции в выбранную мною страну, я усердно знакомилась со всеми предстоящими трудностями, колесила по просторам интернета в поисках баланса и тщательно планировала, готовясь к возможным сложностям. Одно я точно упустила – эмоциональный переход моих деток в новый мир. Моим девочкам на момент переезда в Финляндию было 5 и 3 – возраст, когда игры и драки между собой уже не требуют моего непременного участия. По моим подсчетам, это был идеальный момент для того, чтобы успеть выучить финский язык, а также подготовится к школе, найти новых подружек и быстренько привыкнуть к новым пейзажам и реалиям. Эйфория от проживания в стране-сказке и наличия снега вместо песка, к которому успели привыкнуть за время пребывания в ОАЭ, у детей закончилась уж слишком быстро. Интерес к новым книжкам, игрушкам и новым встречам оказался коротким, а тоска по тому, старому дому, по бабушке и старым подружкам из детского сада перерастала в грустные, горькие слезинки. Мое, мамино сердечко разрывалось от боли. Крепко сжав в объятиях старшую дочурку, я сочиняла красочные истории про грядущие новые знакомства, про добрую школу с самыми лучшими учителями. Я объясняла им на детском языке, почему мама и папа обменяли синицу в руке на журавля в небе. В своих рассказах я оставила историю, истоки, связь с прошлым и сохранила родину – не ту, что там, вдали, растоптанная и униженная, а ту, которая в нашем сердце, любимая и живая.

Наша старшая дочь Настя по натуре добрая и отзывчивая, хохотушка и растеряха. Она очень эмоциональна, заботится о младших и любит животных. Начав ходить в подготовительный класс, она быстро полюбила воспитательниц и завела кучу подружек. У нее не возникло каких-либо языковых или национальных барьеров, они общались глазами и улыбками. Успев побывать в разных детских садах на родине, Настя рассказывала младшей сестре о превосходстве здешнего образования. «Здесь никто не кричит на детей, а еще много игрушек, а еще нам делают массаж, а еще, и еще…». Каждый день новые эмоции переполняли ее, она с радостью приносила новые слова и рассказы. Радовали меня и отзывы учителей, которые хвалили и удивлялись ее способностям читать, писать, считать, петь и читать стихи. Мне в свою очередь дошкольная программа казалась слишком простой, и я решила добавить танцы, уроки рисования и дополнительные домашние занятия. За первый учебный год она обрела уверенность в себе и смелость, но оставалось ещё подтянуть финский язык.

Анна – младшая дочь, злодейка и забияка. Для этого человечка мама целиком принадлежит лишь ей одной, она правит балом и заказывает меню. Она упряма и обидчива, но при этом усидчива и ответственна. У нее феноменальная память, но она совсем не любит перетруждаться. Поход в финский садик сразу не пришелся ей по нраву. Поначалу тяжелыми были расставания, ну а потом она просто радовалась любой простуде, лишь бы посидеть дома. Дружбы моя Ана не заводила, утверждая, что дети с ней не играют из-за того, что она не говорит на их языке, и долго держала обиду, если ее отвергали. Дорога в садик и обратно проходила как лекции по преодолению трудностей, жизненные лайфхаки о том, как и с кем дружить. Справиться со сложностями социализации нам помогла ее воспитатель Каиса, которой я особо благодарна. Уже через год мой ангелочек внезапно свободно заговорил на финском и уже вовсю заводил интриги между подружками. Вдобавок неожиданно для меня в садике она начала схватывать на лету слова и фразы на русском языке от русскоязычных девочек, что в дальнейшем значительно расширило круг ее общения.

Итак, спустя почти 4 года мои дочки ходят в школу. Их интеграция в финское общество, на мой взгляд, почти завершилась. Они уже знают названия разных деревьев и цветов в лесу, узнают здешние музеи и дороги, а самое главное, чувствуют себя здесь дома. Проходя нелегкий путь эмиграции и интеграции, мне самой многое ещё предстоит преодолеть. Глупо будет утверждать, что я готова ко всему, но мне всегда есть для кого стараться.

Виктория Ки