ОПРОС!

Отправить


Результаты опроса — Покупаете ли вы русские продукты?
Сафари на врагов государства
Солдат спецотряда Нацгвардии Украины "Азов"

Сафари на врагов государства

15 февраля украинская инициатива Violence Marker провела онлайн-презентацию доклада о насилии ультраправых в 2020 году. Немедленно после презентации доклада его авторы стали объектами кампании по их дискредитации.
Причем, не самими ультраправыми, как можно было бы представить. Ситуация с докладом, в котором собраны данные о 118 эпизодах насилия, зафиксированных в 2020 году, свидетельствует о том, насколько глубок раскол в обществе Украины и насколько сложно разобраться в том, кто кого готов преследовать.

Сергей Мовчан представляет инициативу Violence Marker. Именно он пригласил нас принять участие в презентации доклада. Тема была интересной. Важной, в том числе, для общественной жизни Финляндии. Сомнений, выслушать ли участников презентации или нет, не было.

Социолог Оксана Дутчак представила выводы доклада «Ультраправая конфрантация и насилие», который доступен на сайте инициативы на украинском и английском языках.

Основные выводы доклада

Пандемия ковида с ее ограничениями не уменьшила общий уровень политической активности в Украине. Причем, авторы доклада обоснованно утверждают, что в 2020 году количество случаев насилия со стороны ультраправых увеличилось до 118 по сравнению с 100 зафиксированными эпизодами в 2019 году. Большинство эпизодов имели место в Киеве, Харькове, Одессе и Херсоне, то есть в столице и на юго-востоке страны.

В 2020 году ультраправые организации продолжали тактику захвата контроля над улицей. Накануне местных выборов, например, Нацкорпус объявил «сафари» на тех политических активистов, которых они сами определяли как «врагов государства». Кампания не ограничивалась угрозами в Интернете, что сопровождалось весьма распространенным в Украине сливом личных данных. В ряде случаев это привело к физическим нападениям. Авторы доклада считают, что это системное насилие также нацелено на зачистку общественного пространства и вытеснение из него любых конкурентов. В качестве третьей тенденции 2020 года авторы доклада указывают на тактику срыва мероприятий, организаторами которых выступают группы левого спектра политических взглядов, ЛГБТ и феминистки. Единственное отличие: в эпоху Zoom-встреч срывы мероприятий переносятся также в киберпространство.

Сергей Мовчан говорит: «Большое количество нападений, в первую очередь политическим причинам, замалчивается СМИ, которые позиционируют себя как проевропейские. Бывали случаи, когда нападение на человека освещалось, но жертву представляли в столь неприятном свете, что могло показаться, что ее же и обвиняют. Для многих журналистов освещение нападений ультраправых видится повторением российской пропаганды. К тому же ультраправые активно эксплуатируют статус ветеранов АТО, что делает критику еще более неудобной, так как ставит их в глазах медиа в заранее более выгодную моральную позицию».

Авторы доклада подчеркивают, что в половине случаев нападающая сторона либо идентифицирована, либо это легко сделать в случае проведения эффективного расследования. Однако, украинская Фемида не особо старается довести такие дела до какого-то результата. Даже в случаях, когда уголовное дело возбуждается, следствие затягивается и дело чаще всего закрывается без каких-либо последствий для нападавших.

При этом, авторы доклада исключили ряд эпизодов насилия, так как в их распоряжении не было достаточных свидетельств, что они  являются ответственностью правых или их симпатизантов. В докладе отмечается, что за недостатком свидетельств были исключены 34 случая насилия и 59 эпизодов политического противостояния. То есть, авторы доклада приходят к выводу, что уровень насилия в стране в 2020 году может быть еще выше. Они делают вывод о том, что «собранные данные свидетельствуют о беспрецендентном уровне радикализации политической           борьбы после событий 2014 года, вследствие систематического противодействия со стороны правых любым политическим акциям и угроз физического насилия в адрес активистов».

Дополнительные свидетельства

В презентации доклада принимала участие Елена Шевченко, представитель феминистической инициативы «Инсайт». Организация также занимается проблемами ЛГБТ-сообщества. Она рассказала, в том числе, о собственном опыте пережитого нападения и трех попытках следственных органов закрыть уголовное дело по этому факту. Организация Елены вынуждена скрывать адрес киевского офиса. Однако, ультра-правые каналы все-таки узнали адрес и практически сразу после его публикации в правых аккаунтах, было разбито окно. Елена сказала, что полиция отказалась выехать на место, так как в момент самого вызова полиции на них никто не нападал.

При этом Елена признает, что в 2020 году количество нападений на ЛГБТ активистов стало меньше. Но, однако, по ее мнению, это не говорит о том, что правые стали лучше к ним относиться. По ее словам, причина кроется в переносе внимания к политическим группам, оппонирующим правым.

Сергей Мовчан добавляет: «В Украине существует развитая инфраструктура правозащитных организаций, занимающихся правами ЛГБТ-сообщества. А среди самих его членов не мало ветеранов АТО и патриотически настроенных людей (что не мешает правым нападать и на них). О таких нападениях СМИ периодически пишут. Гораздо меньше внимания уделялось атакам на людей, работавших на агитационных пунктах во время местных выборов 2020 года. Их освещали преимущественно аффилированные с их же партиями СМИ, и то далеко не всегда. А нападения на левых активистов вообще остаются практически незаметными».

И Елена Шевченко, и Сергей Мовчан сходятся во мнении, что общество не осознает системный характер уличного насилия, потому что многие эпизоды касаются никому не известных людей, а полиция регистрирует их как «хулиганство» без указания на мотивы.

Так, по словам Елены Шевченко, правые организуют «патрули» из 15-20 человек, которые выискивают на улицах, например, подростков, которые выделяются своим внешним обликом. У них могут быть, например, покрашены волосы или к одежде прикреплен бейдж. К ним подходят с речевкой «Нация — Ориентация» и неправильный ответ грозит травмами.

Журналист онлайн-издания «Заборона» Юлиана Скибицкая поделилась своим мнением о том, почему СМИ молчат о феномене правого системного насилия на улицах украинских городов. По ее мнению, причин несколько. Это и непонимание реальной опасности угрозы. Для кого-то озвучивание этих фактов — «эхо российской пропаганды», хотя, по наблюдениям Юлианы Скибицкой, в последние годы российские СМИ гораздо реже пишут об ультраправых Украины, чем мейнстримовые издания Запада. Кто-то сознательно «принижает» роль правых, потому что «они — меньшее зло, пока их внимание нацелено на Россию». Юлиана также согласна с мнением о том, что желание «не марать образ защитников украинских интересов» может быть сильным фактором решения не писать об ультраправом насилии.

По мнению Юлианы Скибицкой, тезис том, что ультраправые в Украине остаются маргиналами, не имеет никакого отношения к реальности. По ее мнению, они оказывают огромное воздействие на всех уровнях власти. И именно через насилие. А так как практически всегда они избегают даже символического наказания, то их влияние формализуется еще больше. Кроме того, Юлиана считает, что ультраправого насилия ведет к общей легитимизации уличного насилия как такового. Она задается вопросом: «Что произойдет, если те, кого преследуют ультраправые начнут отвечать ими теми же методами? Особенно учитывая то, что правоохранительные органы бездействуют в большинстве случаев нападений со стороны ультраправых.

Мне тоже часто приходится слышать утверждения, что, мол, если ультраправые не представлены в Раде, то их как бы и нет. Это говорили в 2014 и 2015. Это говорят до сих пор. Но Национальный Корпус является официально зарегистрированной политической партией Украины. Она основана на гораздо более широком «движении азовцев», в основе которого — полк «Азов», структурное подразделение Национальной Гвардии Украины под контролем и командованием МВД. Об этом говорит Сергей Мовчан, отмечая, что если сам полк «Азов» старается дистанцироваться от непосредственного участия в уличном насилии, то не секрет, что именно ветераны этого полка зачастую являются участниками нападений, за которым стоит Национальный Корпус. В докладе отмечается, что практически все эпизоды насилия, зафиксированные докладом, произошли с участием членов Нацкорпуса.

Андрей Билецкий бывший командир полка специального назначения Национальной Гвардии Украины «Азов», руководитель расистских и неонацистских организаций «Патриот Украины» и Социал-национальной ассамблеи, входивших в Правый сектор, идеолог «социал-национализма», бывший руководитель силового блока Правый сектор-Восток, с конца 2016 является председателем новообразованной партии Национальный Корпус. Киев. 2020.

Давление на авторов доклада

Сразу после издания доклада его авторы столкнулись с крайне жесткой реакцией со стороны тех, кто оправдывает или пытается нивелировать предупреждения об угрозе ультраправой риторики. Причем, к уже традиционным голосам из числа аналитиков Аtlantic Council — аналитического центра НАТО, добавились голоса тех, кто когда-то был представителем левого тренда общественных движений Украины.

Тон этой критике задает Антон Шеховцов, украинский политолог и публицист, который уже не один раз объяснял, почему «Азов» — не неонацисты, а Елене Семеняке — одному из лидеров Нацкорпуса — должна быть предоставлена возможность легитимизировать свои выступления на слетах ультраправых в Германии, Италии или Финляндии с Эстонией через получение диплома в каком-нибудь европейском уважаемом учебном заведении. Так, в январе этого года Венский институт гуманитарных наук попал в весьма неудобное положение, приняв Семеняку на стажировку. Она планировала полгода работать в Вене, продолжая исследовать диалектику Эрнста Юнгера, теоретика «консервативной революции», а также «Европу после Украины». Руководство института отменило ее стажировку, после того как австрийские «Зеленые» направили свой запрос, как политический деятель ультраправого спектра мог получить возможность работать в университете.

Оксана Дутчак так прокомментировала создавшуюся ситуацию: «Я считаю, что за критикой доклада стоит целый ряд мотивов — от личных до политических (и ряд других, некоторые из которых остаются для меня загадкой). Соответственно, их нужно оценивать по-разному. Научная критика мне кажется самой конструктивной — она стимулирует совершенствование методологии мониторинга. Но часто, к сожалению, эта критика идет в паре с другими, менее конструктивными мотивами. Наиболее угрожающим для меня является политический мотив, основанный на собственных политических симпатиях и антипатиях. Это характерно для той части «гражданского общества» (Украины), которая считает нападения на политических или идеологических оппонентов если не оправданными, то, по крайней мере, не угрожающими политической стабильности.

Отвечая на вопрос, есть ли запрос на факты, изложенные в докладе, Оксана сказала: «Мы общаемся с определенными дипломатическими ведомствами и международными государственными организациями, а также с теми СМИ, которые видят проблему в деятельности ультраправы. К сожалению, среди последних (по моему опыту) — в основном иностранные СМИ. Украинские менее заинтересованы в этой информации».

Мы обратились за комментарием к социологу Владимиру Ищенко. Он написал, отвечая на вопрос о том, каково значение доклада, подготовленного инициативой Маркер: «Других систематических данных об ультраправом насилии у нас сейчас просто нет. Количество нападений на оппозиционные партии показывает, что ультраправые, несмотря и, кстати, возможно, именно благодаря тому, что они не вошли организованно в парламент (хотя многие близкие к ним люди все равно попали в Раду по спискам других партий), все равно являются фактором большой, а не только субкультурной, политики — инструментом подавления инакомыслия и политической оппозиции.

Владимир также ответил на вопрос о том, что, по его мнению, стоит за нападками на авторов доклада. Он считает: «Это давние попытки дискредитировать критическую дискуссию о роли ультраправых в Украине. Навязать единственно возможный способ о них говорить — постоянно преуменьшая, умалчивая проблему. Акцентируя, что главный враг — Россия, а возможно, она и стоит за «провокаторскими» действиями ультраправых. Это давние попытки дискредитации левой антивоенной позиции. Их ведут одни и те же люди уже много лет. Почему-то им все еще удается выдавать себя за исследователей, хотя именно они и являются пропагандистами, если и выдающими научный продукт, то низкого качества. Мотивированы они или извращенным представлением об украинских национальных интересах, а может и связаны со структурами информационной войны».

Стоит отметить, что давление на тех, кто осмеливается систематизировать информацию о насилии ультрaправых Украины, а также их реальном влиянии на политику, весьма эффективно. Уже на следующий день после презентации доклада Маркера журналисты «Забороны» выступили с заявлением о том, что они, якобы, не до конца осознавали «негативное влияние фонда Розы Люксембург» — источника финансирования доклада — на его концепцию. Владимир Ищенко так прокомментировал этот поворот сюжета на своей странице в Фейсбуке: «Ну что, как многие и ожидали, из чувства самосохранения в националистическом гражданском обществе и не заморачиваясь нравственными вопросами, Заборона бортанула киевских левых».