ВНИМАНИЕ ОПРОС!

Отправить


Результаты опроса — Вы собираетесь делать прививку от коронавируса?
В объективе: Петер Холст

В объективе: Петер Холст

Петер Холст – профессиональный психолог, предприниматель в области туризма, основатель и глава туристической компаниии Lähialuematkat, специализирующейся на работе с Россией.

Что было до России? Петер Холст родился в феврале 1954 года в Хельсинки. Его детские годы прошли в районе Лааясало. Петер учился в шведской гимназии в островном районе Хельсинки Кулосаари или Брандё по-шведски. После школы Петер, воодушевленный, как и многие молодые люди того времени, антивоенными идеалами, выбрал альтернативную гражданскую службу, а после ее окончания поступил в Хельсинкский университет изучать психологию.

Спустя год, в 1978 году, он решил поступить в Московский государственный университет. В те времена это было весьма экзотично, впрочем, по словам Петера, это и сейчас редкость, и он лично хотел бы, чтобы большее число финнов училось бы в России.

Что было в России? Первый год учебы в МГУ был подготовительным, так как занятия были посвящены изучению русского языка и истории КПСС. Русский язык давался Петеру легко, так как к тому времени он свободно говорил на шведском и финском языках, которые были для него родными, и очень хорошо — на английском. По словам Петера, владение шведским и английским языками помогало ему в изучении русского, так как во всех этих трех языках есть звуки, отсутствующие в финском. В 1984 году Петер Холст успешно закончил МГУ и стал магистром психологии.  

Чем стал заниматься по возвращении в Финляндию? 

Вернувшись домой, Петер подтвердил свой советский диплом и стал работать по специальности в клинике нейрохирургии, участвуя в научных проектах. В 1986 году вдвоем с супругой они создали бюро финско-русских переводов.

Как занялся организацией туризма в Россию? В 1988 году к Петеру обратились родственники жены с просьбой помочь организовать туристическую поездку на Карельский перешеек, откуда они были родом. Заказать автобус и оформить документы оказалось не самым сложным делом, проблемы начались, когда туристы отправились в дорогу.

«Вот тут-то мое знание русского языка и психологии советских людей очень помогли, –рассказывает Петер. – Когда наш автобус застрял на дороге, шедшей вдоль поля, то я отправился за помощью к работавшим поблизости колхозникам. Я договорился с бригадиром, который вник в наши нужды, остановил работы, и мы поехали дальше на колхозной технике. Разумеется, мы его отблагодарили». 

Поездка прошла успешно, а когда туристы вернулись домой в Финляндию, то включилось «сарафанное радио», и постепенно, как вспоминает сейчас Петер, у него стал формироваться имидж человека, который может организовывать такого рода путешествия. В летний сезон 1989 года Петер стал проводить их довольно регулярно, хотя основной работой все еще оставалась работа психолога в клинике.

В 1990 году Петер решил заняться туризмом уже основательно и создал свое первое предприятие. Здесь ему немало помогло знакомство с консулом СССР, который как раз обратился по поводу какого-то заболевания в клинику, где работал Петер. Петер помог советскому консула почувствовать себя увереннее в финском лечебном учреждении, а, наладив личные отношения, он и сам стал лучше понимать логику работы советских дипломатов и чиновников.

Петер вспоминает, что именно тогда он услышал про потенциальную возможность путешествовать в Выборг без визы, которая появилась после визита М.Горбачова в Финляндию в 1987 году.

Уже имея совместное предприятие, Петер Холст создал в сентябре 1990 года специальный ваучер и стал заниматься отправкой туристов в краткие туры в Выборг. Туристический ваучер продавался в приграничных кафе в Ваалимаа и Нуйямаа и со временем был переименован в «карточку Выборга».

«Это вызвало бурный интерес в Финляндии. Первый месяц приходилось постоянно отвечать на звонки прессы и телевидения», – вспоминает Петер. Выборгским безвизовым туризмом он занимался до мая 2000 года, когда у его компании появилось множество других туристических направлений на просторах экс-СССР.  

Название же компании – Lähialuematkat – появилось просто потому, что тогда, в конце 1980-начале 1990-х годов в ходу был термин lähialueyhteistyö, описывающий «сотрудничество приграничных районов». Так газетный штамп стал названием турфирмы.

По-прежнему ли Россия интересна финнам? Петер полагает, что, несмотря на сложные международные отношения, в Финляндии (как и в других странах) всегда будут люди, которые хотят заглянуть за границу. Что же касается поездок финнов в Россию, то желающих было бы больше, если бы сами россияне улучшили бы туристические предложения для иностранцев.

Здесь, по словам Петера, дело даже не только в необходимости получать визу. Размещение, то есть гостиницы, в российских городах бывают непомерно дороги, и, что важно, не совсем понятно, где и что можно получить, с точки зрения ассортимента туристических услуг и сервиса. Правда, считает Петер, есть надежда на то, что новый проект VisitRussia, в котором участвует фирма Lähialuematkat, поможет финнам больше узнать о разных регионах такой огромной и интереснейшей страны, какой объективно является Россия.

В последние годы финны все больше ценят простоту оформления поездки. Молодежь, обращаясь в туристическую компанию Lähialuematkat, заказывает чаще всего только визу или поездку «по интересам». Те, кто постарше, хотят получить пакет «под ключ», куда входят визы, транспорт и отель по максимально выгодной цене. Поэтому если организовать прямое сотрудничество финских операторов, транспортников и сетевых отелей, то можно будет предлагать туристам более комфортабельные и выгодные поездки.

Это в первую очередь касается тех финнов, которые, как говорит Петер, еще не «запали» на Россию. С другой стороны, среди клиентов его фирмы есть множество таких, о ком можно сказать, что они уже «верующие» и что они все равно будут ездить в Россию, как говорится, при любой погоде.

А так сама по себе Россия — это масса удивительных возможностей, от Выборга до Тихого океана, до границы с Японией, Кореей, США и Китаем до балтийского Калининграда. Это увлекательные путешествия на самом экологичном транспорте —  на железнодорожном с электротягой.

Об искусстве взаимодействия с российскими чиновниками

В июле 2018 года Петер Холст и два его друга совершили успешное плавание на своей яхте до острова Гогланд (Suursaari) в Финском заливе. Событие было настолько неординарным, что на несколько дней оказалось в центре внимания финских газет и телевидения.

У острова Гогланд богатая история: сначала он входил в состав Швеции, в 1743 году впервые стал российским, а в период с 1920 по 1944 год принадлежал Финляндии.  Финских журналистов удивило, как финнам удалось получить разрешение посетить приграничный остров, который почти полвека своей недавней советской истории был секретной зоной. Это было тем более удивительно, что некий яхтсмен из Котки семь лет пытался получить разрешение, и так его не получил.  Как же так?

Петер Холст готов поделиться секретом: «Общаясь с представителями российской власти, конечно же, важно говорить на их (русском) языке, важно уметь внятно объяснить, что ты хочешь, важно демонстрировать уважение и к ним лично, и к их стране и законам. Это очень важно. С одной стороны, вам помогает, что вы иностранец, но нелишним будет продемонстрировать, что это иностранец доброжелательный, который любит Россию и который хочет что-то делать, что-то развивать. Помогает также ясное объяснение своих желаний, например, можно объяснить, что хочется посмотреть захоронения, посетить могилы предков. Так что надо очень тщательно и внимательно готовиться к беседе или к написанию официального письма».

По наблюдениям Петера, нужно учесть особое внимание русских чиновников к заполнению всевозможных документов и формуляров. Нельзя это делать неаккуратно. Все бумаги должны быть подготовлены правильно, до мельчайших деталей. Кроме этого, нужно обязательно установить личный контакт с чиновником, принимающим решение. «Если не знаете русского языка – наймите специалиста, переводчика, обратитесь в специализированную фирму. Вы своим визитом демонстрируете уважение, а ваш переводчик ясно донесет суть вашей просьбы. А просто посылать какие-то запросы по электронной почте – это бесперспективно».

«Для нашего путешествия на Гогланд было важно не только получить пропуск в погранзону, с которым можно попасть на остров только на российском транспорте. Нам нужно было получить разрешение на плавание в погранзоне и зарегистрировать нашу яхту как иностранное судно. То есть задача усложнялась. Но мы правильно заполнили все документы, подготовили все требуемые бумаги, и потом я лично объяснил все вежливому и компетентному сотруднику, который брал на себя ответственность, давая нам разрешение», – объясняет всю цепочку действий Петер.

Рассказывая о взаимодействии финнов и русских, Петер Холст добавляет: «Самое интересное, что финны в основном всё воспринимают более конкретно, например, когда речь идет о времени. Финское nyt – это то, что будет немедленно, а русское «сейчас» – это и через час, и вообще… Но еще важнее в общении, это открыто и прямо говорить о своих интересах и делах, откровенно объяснять, что ты не понимаешь, что тебя волнует. Тогда проще достичь взаимопонимания. Я как психолог это говорю. Ну и не забывать письменно фиксировать намерения».

И вот еще один сектер от Петера Холста напоследок: знание русского фольклора, в том числе и нецензурного, весьма и весьма облегчает взаимопонимание при налаживании знакомства даже с интеллигентнейшими русскими. Однажды представители руководства Третьяковки положительно оценили кудрявые волосы Петера, на что тот, солидный вроде бы финн, тут же ответил фразой из известной и несовсем приличной русской частушки: «А почему ж они не вьются у порядочных людей?». И лёд тронулся. Моментально.